Рубрики
Практика

Борьба с контрафактом в России

wowomnom / Depositphotos.com

Рынок реализации контрафактной продукции достиг в 2020 году внушительных масштабов. По данным начальника управления торговых ограничений, валютного и экспортного контроля ФТС России Сергея Шклярова за 9 месяцев текущего года таможенной службой было выявлено более 8 млн единиц контрафактной продукции, что в два раза больше, чем в предыдущем году. Такие объемы оборота контрафакта в значительной степени наносят вред не только малому и среднему бизнесу, но и экономике страны в целом. Соответствующие факторы являются катализатором поиска новых методов борьбы с оборотом контрафактной продукции, включая в этот процесс государственные органы, предпринимателей и потребителей.

 

Контрафакт с точки зрения российского законодательства

Контрафакт (от франц. contrafaction – «подделка») в общем смысле понимают как фальсификацию оригинального объекта интеллектуальной собственности. Согласно гражданскому законодательству товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными (п. 1 ст. 1515 ГК РФ).

Контрафактными материальными носителями признаются такие носители, которые при изготовлении, распространении или ином использовании (например, при импорте, перевозке или хранении), выражают результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (п. 4 ст. 1252 Гражданского кодекса). Использование данных материальных носителей приводит к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации. При этом по просьбе обладателя авторских прав или смежных прав ему могут быть переданы конфискованные экземпляры произведений и фонограмм (п. 3 ст. 32.4 КоАП).

Конфискация (изъятие) является одним из способов защиты исключительных прав, такое требование предъявляется к изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю контрафактной продукции (в соответствии с пп. 4 п. 1 ст. 1252 ГК РФ). При этом отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекращения нарушения интеллектуальных прав и применения мер по изъятию и уничтожению контрафактных материальных носителей, при этом соответствующие действия осуществляются за его счет (п. 5 ст. 1250 ГК РФ).

 

Противодействие контрафакту со стороны предпринимателей 

По оценке заместителя начальника контрольно-финансового управления ФАС России Наталии Исаевой рост рынка контрафактной продукции прямо пропорционален ухудшению положения производителей легальных товаров. Такие факторы, как отсутствие уплаты налогов, в том числе акцизов (на некоторые категории товаров, например, бензин, сигареты, алкоголь) являются преимуществом для производителей контрафактной продукции перед легальными производителями. Эксперт утверждает, что ФАС России считает эту проблему одной из наиболее серьезных на рынке антимонопольного регулирования.

Одним из наиболее распространенных способов защиты нарушенного права является произведение аудио- и видеозаписи процесса заключения договора розничной купли-продажи с целью приобретения спорного товара, которая по смыслу гражданского законодательства относится к самозащите (ст. 12, ст. 14 ГК РФ). Суды неоднократно признавали такой подход надлежащем доказательством (Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 10 февраля 2017 г. № 02АП-11624/16). Так, еще в 2012 году суд предлагал заявителю представить в качестве доказательств приобретения контрафактного товара у ответчика видеозапись закупки (Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 7 июня 2012 г. № 01АП-2265/12). В другом деле суд постановил, что ведение видеозаписи (в том числе скрытой камерой) в местах, очевидно и явно открытых для общего посещения и не исключенных в силу закона или правового обычая от использования видеозаписи, является элементом самозащиты гражданского права (Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 1 декабря 2016 г. № 04АП-107/16). Впоследствии невозможность отказа в удовлетворении требований о взыскании компенсации или уменьшении ее размера при принятии правообладателем мер по фиксации факта нарушения исключительного права путем осуществления видеозаписи приобретения экземпляра контрафактного товара подтверждалась вышестоящими инстанциями (Постановление СИП от 23 марта 2016 г. № С01-5/2016 по делу № А03-8136/2015). При этом отсутствие в чеке наименования товара факт неправомерного распространения контрафактных материальных носителей может компенсироваться подтверждением с помощью аудио- или видеозаписи (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2019 г. № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Для признания соответствующих доказательств допустимыми согласия на проведение аудиозаписи или видеосъемки того лица, в отношении которого они производятся, не требуется, так как информация о распространении гражданином контрафактной продукции не является информацией о его частной жизни, включая информацию, составляющую личную или семейную тайну.

 

Цифровая маркировка товаров как метод борьбы с реализацией контрафакта

Как было отмечено в ходе конференции РБК «Борьба с контрафактом как точка роста национальной экономики», проблема роста оборота контрафактной продукции затрагивает не только правообладателей и потребителей, но и государство. Заместитель директора системы цифровой маркировки товаров и легализации оборота продукции Минпромторга России Владислав Заславский обратил внимание, что Минпромторг России рассматривает проблему реализации контрафакта в том числе с точки зрения противодействия незаконного оборота промышленной продукции в целом (включая контрафактную и фальсифицированную продукцию, неучтенные товары): в совокупности оборот соответствующей продукции наносит вред экономике России в целом. Именно поэтому эксперт был солидарен с утверждением, что решение проблемы оборота контрафакта прямо повлияет на рост национальной экономики.

Одним из наиболее эффективных методов противодействию распространения контрафактной продукции Владислав Заславский назвал деятельность Государственной комиссии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции. Комиссия является органом, осуществляющим координацию деятельности территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъекта РФ и органов местного самоуправления по противодействию незаконному ввозу, производству и обороту промышленной продукции, в том числе контрафактной, а также мониторинг и оценку ситуации в этой сфере на территории субъекта РФ1 . Как отмечает эксперт, комиссия приняла ряд системных решений, способствующих борьбе с незаконным оборотом товаров. Одним из наиболее успешных мер эксперт назвал внедрение цифровой маркировки товаров.

Напомним, что 1 января 2019 года Федеральный закон от 28 декабря 2009 г. № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон о торговле) дополнился положениями об обязательном маркировании товаров народного потребления. Товары, маркированные средствами идентификации – это товары, на которые нанесены средства идентификации и достоверные сведения о которых содержатся в государственной информационной системе мониторинга за оборотом товаров (п. 1 ст. 2 Закона о торговле). С 1 июля была введена обязательная маркировка лекарственных средств, обуви и табака, а с 1 октября – парфюмерии2.

При этом органы государственной власти отметили положительные эффекты от внедрения цифровой маркировки: так, Владислав Заславский обратил внимание на увеличение собираемых акцизов, рост которых превысил 54 млрд рублей в 2020 году.

При этом мнение об эффективности принятия таких мер не всегда находит поддержку. Так, например, председатель Комиссии по взаимодействию с предпринимательским сообществом и правовой защите бизнеса Ассоциации юристов России Гульнара Сергеева заявила, что большинство предпринимателей не одобрили инициативу. Основные опасения касались увеличения затрат для государства и бизнеса. Председатель Совета Торгово-промышленной палаты РФ по интеллектуальной собственности Иван Близнец согласился с соответствующим доводом. По его мнению, механизм государственного принуждения маркирования негативно отразится на положении малого и среднего бизнеса, предприниматели должны в первую очередь решать вопросы противодействия распространению контрафакта самостоятельно. Более того, эксперт выразил опасение, что такая процедура не будет являться эффективным методом борьбы с контрафактом. В подтверждение своих слов Иван Близнец приводит в пример применения маркировок в качестве метода борьбы с контрафактом еще в 2010-е годы, когда Россия вступала в ВТО. Соответствующая инициатива не имела успеха: такие маркировки покупали нелегальные производители также покупали марки и без согласия легального производителя использовали для идентификации товара.

_____________________________

1 С подробной информацией о деятельности комиссии можно ознакомиться на официальном сайте Правительства России.
2 Подробнее об обязательной маркировке товаров можно ознакомиться на официальном сайте Национальной системы цифровой маркировки и прослеживаемости товаров Центра развития перспективных технологий, созданного для реализации глобальных проектов в цифровой экономике «Честный ЗНАК».

Источник

Рубрики
Практика

Когда работающим за компьютером не обязательно проходить медосмотры?

wrangler / Depositphotos.com

Минтруд России напомнил о внесенных в этом году изменениях в Перечень вредных и (или) опасных производственных факторов, при наличии которых проводятся обязательные предварительные и периодические медицинские осмотры (обследования) (Письмо Министерства труда и социальной защиты РФ от 8 июля 2020 г. № 15-2/ООГ-1953). Если старая редакция п. 3.2.2.4 Перечня относила к вредным факторам в том числе работу с персональным компьютером в сумме не менее 50% рабочего времени, то в новой редакции вредным фактором считается электромагнитное поле широкополосного спектра частот (5 Гц – 2 кГц, 2 кГц – 400 кГц) (при превышении предельно допустимого уровня).

В Минтруде России, однако, предлагают довольно интересную трактовку данного пункта. Так, по мнению чиновников, в случае если работники работают с персональными компьютерами, имеющими диапазон частот электромагнитных полей широкополосного спектра частот ниже уровня, указанного в подпункте 3.2.2.4 Перечня, то они не подлежат прохождению предварительных и (или) периодических медицинских осмотров.

 Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Отметим, однако, что в п. 3.2.2.4 Перечня приводятся не предельно допустимые значения, а лишь диапазоны частот электромагнитного поля, в которых и установлены предельно допустимые уровни иных параметров. Так, нормируемыми параметрами электромагнитных полей на рабочих местах пользователей ПК согласно таблице 7.6 СанПиН 2.2.4.3359-16 являются:

  • напряженность электрического поля;
  • напряженность магнитного поля;
  • плотность потока энергии;
  • напряженность электростатического поля.

Величина ПДУ по этим характеристикам варьируется в зависимости от частоты электромагнитного поля, но сама частота поля нормируемым показателем не является. Более того, если бы разъяснения Минтруда России были корректными, то пришлось бы заключить, что все работники, трудящиеся за персональными компьютерами, должны были бы проходить медосмотры, потому что найти компьютеры, «имеющие диапазон частот электромагнитных полей широкополосного спектра частот ниже уровня, указанного в подпункте 3.2.2.4 Перечня», физически нереально.

Напомним также, что на рабочих местах, на которых работники исключительно заняты на персональных компьютерах, неионизирующее излучение в принципе не идентифицируется как вредный фактор. Иными словами, работа никогда не будет признана вредной из-за того, что работник трудится за компьютером. Это позволяет заключить, что авторы методики проведения спецоценки не считают персональные компьютеры источниками вредных факторов, уровень воздействия которых превышает ПДУ.

Больше новостей из сферы трудовых отношений и кадров здесь.

Источник

Рубрики
Практика

Электронные доказательства в спорах в сфере интеллектуальной собственности

macrovector / Depositphotos.com

Увеличение масштабов деятельности организаций в цифровом пространстве прямо пропорционально росту числа споров по вопросам нарушения интеллектуальных прав в Интернете. К таким спорам относятся: нелегальное распространение цифрового контента на онлайн-платформах, нарушение исключительных прав на средства индивидуализации, реализация контрафактной продукции на интернет-сервисах для размещения объявлений о продаже товаров и т. д. В связи с данным фактором цифровая трансформация коснулась судебных процессов: использование доказательств в электронном виде получило все более широкое распространение.

 

Скриншот

Одним из наиболее распространенных видов электронных доказательств является снимок экрана или так называемый скриншот. Несмотря на то, что в законодательстве не закреплено определение «скриншот» и порядок его использования, его правовая квалификация не является затруднительной, так как существует большое число разъяснений госорганов и разнообразной судебной практики.

Несмотря на то, что практика представления снимков экрана в качестве доказательств в судебных процессах осуществляется достаточно продолжительное время, нынешний подход к обеспечению таких доказательств отличается от первоначального. Так, с начала использования в судебном процессе снимков экрана приоритетным способом заверения скриншотов являлось использование его нотариального заверения. В отношении доказательств нотариальный протокол обладает особой юридической силой. Соответствующий довод подтверждается положениями процессуального законодательства: обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания (п. 5 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса и п. 5 ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса). Вместе с тем суды принимали в качестве доказательств скриншоты без нотариального заверения еще десять лет назад: например, суд отклонил довод ответчика о невозможности принятия скриншотов в качестве надлежащих и достоверных доказательств (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30 августа 2011 г. № А70-23/2011).

В соответствии с подходом Верховного суда РФ скриншоты прямо разрешено использовать в качестве доказательств (п. 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 2019 г. № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», далее – Пленум № 10). При этом обозначение такого подхода не является нововведением, а представляет собой скорее отражение общепринятой позиции судов по использованию снимков экрана в качестве допустимых доказательств. Важно обратить внимание на то, что распечатки материалов, размещенные в Интернете, принимаются в качестве доказательства при условии соблюдения нескольких факторов:

  • скриншот должен быть заверен лицом (лицами), участвующим в деле;
  • на распечатке должен быть указан адрес интернет-страницы, с которого сделан скриншот;
  • на распечатке должно быть указано точное время получения скриншота.

При соблюдении данных условий скриншоты подлежат оценке судом при рассмотрении дела наравне с прочими доказательствами (ст. 67 ГПК РФ, ст. 71 АПК РФ и ст. 84 Кодекса административного судопроизводства). При этом Пленум ВС РФ № 10 отдельно подчеркнул, что законом не установлен перечень допустимых доказательств, на основании которых устанавливается факт нарушения.

Примечательно, что скриншот можно использовать в качестве электронного доказательства для широкого пласта споров в сфере интеллектуальной собственности. На примере судебного спора интернет-сервиса для размещения объявлений «Авито» и сайта «Наш вито» юрист отдела поддержки продуктов и технологий юридического департамента Авито Дарина Ляховская на конференции «Distant&Digital» продемонстрировала разноплановый подход к защите интеллектуальной собственности. В данном споре истец доказывал совокупность фактов нарушения интеллектуальных прав: сходство графических элементов товарных знаков (оба товарных знака использовали одинаковый графический узор и цветовую гамму), использования словесного обозначения («Авито» и «Наш вито»), незаконное копирование дизайна (сайт ответчика повторял дизайн сайта истца), предложение однородных услуг (размещение объявлений о продаже). Примечательно, что в качестве электронного доказательства использовались не только скриншоты страниц сайтов истца и ответчика, но и скриншоты результатов поисковой выдачи: соответствующая процедура подтвердила факт незаконного использования товарных знаков с целью продвижения своего сайта.

Нотариальное заверение сайтов в Интернете является широко распространенной процедурой, однако такой способ обеспечения электронных доказательств также имеет ряд сложностей, отмечает Дарина Ляховская. Основная проблема заключается в возможности оспорить нотариальное заверение ответчиком. Эксперт привела в пример ситуацию, когда оппонент ставит под сомнение безотлагательность обеспечения доказательства, а также задается вопросом о причине осуществления действия нотариуса по обеспечению доказательств без его присутствия. В данном случае истец аргументировал свои действия тем, что на момент осуществления нотариального заверения ему был неизвестен ответчик, в связи с чем его приглашение на нотариальное заверение не представлялось возможным.

Напомним, что в соответствии со ст. 103 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-I нотариус извещает о времени и месте обеспечения доказательств стороны и заинтересованных лиц (в качестве которых также может выступать ответчик). При этом положения статьи дополняет норма о том, что обеспечение доказательств без извещения заинтересованных лиц производится лишь в случаях, не терпящих отлагательства, или когда нельзя определить, кто впоследствии будет участвовать в дел. Стоит обратить внимание, что несмотря на встречающиеся на практике случаи приведенных в пример жалоб ответчика, обеспечение доказательств нотариусом без присутствия оппонента является допустимым. Соответствующее разъяснение дает Федеральная нотариальная палата, по заявлению которой, до возникновения судебного разбирательства «сторон» в процессуальном понимании данного термина на момент совершения нотариального действия еще не существует (Письмо Федеральной нотариальной палаты от 13 января 2012 г. № 12/06-12 «Об обеспечении нотариусом доказательств»). При этом ведомство подчеркивает, что извещение нотариусом заинтересованных лиц о времени и месте проведения осмотра информационного ресурса в сети Интернет может привести к утрате доказательства, вследствие чего заявитель лишится возможности доказать в суде факт нарушения своего права. Таким образом, в соответствии с позицией Федеральной нотариальной палаты обеспечение доказательства может быть произведено без присутствия ответчика.

 

Сервисы по просмотру истории веб-страниц (веб-архивы)

Несмотря на то, что использование скриншотов является надежными способами обеспечения доказательств из Интернета, в некоторых случаях такие способы не могут быть полезными. В частности речь идет о случаях, когда ответчик, например, блокирует интернет-страницу со свидетельством нарушения интеллектуальных прав истца или удаляет спорный контент с интернет-ресурса. Если правообладатель не успел вовремя зафиксировать факт нарушения, то доказательства могут быть утрачены. Для таких случаев на практике в качестве источников доказательств активно применяются сервисы по просмотру истории веб-страниц: веб-архивы (например, Wayback Machine, веб-архив.ру). Они помогают осуществить поиск архивной копии сайта в соответствии с заданной датой. В судебном процессе зафиксированная с помощью веб-архивов информация предоставляется в виде скриншотов. Примечательно, что квалификация судами скриншотов веб-архивов в качестве допустимых электронных доказательств является достаточно распространенной, о чем свидетельствует наличие соответствующей судебной практики (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда № 07АП-7116/20, Решение Суда по интеллектуальным правам от 24 сентября 2020 г. по делу № СИП-279/2020, Постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 28 сентября 2020 г. № С01-952/2020 по делу № СИП-976/2019).

Тем не менее, их использование не всегда может помочь с обеспечением электронных доказательств. Так, генеральный директор Webjuctice Евгений Седых обращает внимание, что такие сервисы не имеют технической возможности архивировать все сайты в Интернете. Более того, по данным эксперта, в некоторых случаях задаваемая дата отличается от реальной, что приводит к ошибкам в судебном разбирательстве.

 

Компьютерная криминалистика

Помимо рассмотренных двух способов получения электронных доказательств на данный момент активно развивается еще один из наиболее сложных в технологическом плане способов: компьютерная криминалистика (другое название – форензика). Управляющий партнер консалтинговой компании DFCenter Анатолий Земцов определил форензику как науку об исследованиях цифровых доказательств и методов поиска, получения и закрепления таких доказательств. По мнению эксперта компьютерная криминалистика помогает преобразовать важную для судебного спора информацию в электронном виде в юридически значимые сведения, которые будут признаваться доказательством в суде. Использование данного метода обеспечения электронных доказательств производится при обращении к специалистам в сфере компьютерной криминалистики. Эксперт приводит пример из судебной практики, когда использование рассматриваемого способа обеспечения доказательства помогло решить спор между компанией-производителем программного обеспечения и разработчиком, работающем на фрилансе (Решение Московского городского суда от 5 декабря 2017 г. по делу N 3-0292/2017). Разработчик выполнил заказ компании-истца на программное обеспечение. После выполнения заказа программист принял решение самостоятельно разрабатывать софт, который решает аналогичные задачи. Бывший заказчик в лице компании обратился в суд с требованием о защите своих интересов. На основании заключений экспертов в сфере компьютерной криминалистики суд установил, что новый продукт, решающий аналогичную задачу, реализован исходя из иной логики и обладает уникальным кодом, то есть является конкурентной, но самостоятельной разработкой. Претензии компании были оставлены судом без удовлетворения.

Источник

Рубрики
Практика

ВС РФ разъяснил порядок применения норм КАС РФ о производстве в суде кассационной инстанции

DarioStudios / Depositphotos.com

Пленум ВС РФ принял постановление (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2020 г. № 17), в котором разъясняются вопросы применения норм гл. 35 кодекса административного судопроизводства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции. В постановлении даны разъяснения относительно круга лиц, которые вправе обжаловать в кассационном порядке судебные акты по административному делу, срока и порядка кассационного обжалования, а также по иным вопросам, связанным с производством в суде кассационной инстанции.

В частности, ВС РФ сформулировал следующие правовые позиции:

  • Судебные акты по административному делу могут быть обжалованы в кассационном порядке не только лицом, по жалобе (представлению) которого дело рассматривалось судом апелляционной инстанции, но и другими лицами, участвующими в деле, не подававшими апелляционную жалобу (представление), а также лицами, не привлеченными к участию в деле в судах первой и апелляционной инстанций, права, свободы и законные интересы которых нарушены вступившим в законную силу судебным актом, включая лиц, о правах и об обязанностях которых судом разрешен вопрос.

    Лица, не привлеченные к участию в деле, вправе обратиться с кассационной жалобой в суд кассационной инстанции и в том случае, если судебный акт суда первой инстанции не обжаловался в апелляционном порядке и вступил в законную силу.

  • Если кассационные жалоба (представление) поданы в кассационный суд общей юрисдикции не через суд первой инстанции, по общему правилу они подлежат возвращению. Данное правило не применяется при подаче кассационных жалобы (представления) на судебные акты, в отношении которых уже возбуждено кассационное производство по жалобе (представлению) другого лица. В таком случае жалоба (представление) могут быть поданы непосредственно в соответствующий суд кассационной инстанции.
  • Срок составления мотивированного определения суда апелляционной инстанции в случае когда его составление откладывалось, а также время рассмотрения кассационных жалобы (представления) исключается из шестимесячного срока кассационного обжалования. Вместе с тем если кассационные жалоба (представление) были возвращены без рассмотрения, время, в течение которого решался вопрос об их возвращении, не подлежит исключению при подсчете срока кассационного обжалования.
  • К уважительным причинам пропуска срока подачи кассационных жалобы (представления) могут относиться, в частности, тяжелая болезнь, беспомощное состояние, уход за тяжело больным членом семьи, иные относящиеся к личности заявителя обстоятельства, а также другие не зависящие от лица обстоятельства, в силу которых оно было лишено возможности своевременно обратиться в суд с кассационной жалобой (например, введение режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации на всей территории Российской Федерации либо на ее части).
  • Освобождение заинтересованного лица от уплаты госпошлины по административному делу судом либо в силу закона означает освобождение его от уплаты госпошлины по делу в целом, в том числе при подаче кассационной жалобы.
  • Суд кассационной инстанции вправе изменить правовую квалификацию отношений сторон, данную судами первой и апелляционной инстанций, основываясь на установленных ими обстоятельствах. Если при этом дело направляется на новое рассмотрение, указания суда кассационной инстанции о толковании закона являются обязательными.

 Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

В постановлении рассмотрены также многие другие вопросы, возникающие в связи с производством в суде кассационной инстанции по правилам КАС РФ.

Источник

Рубрики
Практика

При угрозе опасных заболеваний в России будет действовать особый порядок оказания медпомощи

Amaviael / Depositphotos.com

Правительство РФ утвердило особенности оказания медпомощи в условиях неблагоприятной эпидемиологической обстановки (Постановление Правительства РФ от 2 июля 2020 г. № 973). Так, в период угрозы распространения опасных заболеваний оформление листков нетрудоспособности, а также формирование рецепта на лекарственный препарат, ранее назначенный при очном приеме, будут осуществляться с применением телемедицинских технологий.

Медпомощь может оказываться в перепрофилируемых для этих целей или дополнительно созданных медицинских стационарах. При этом такую деятельность должны осуществлять медицинские и иные организации, включенные в специальный перечень, который должен вести Росздравнадзор с опубликованием этих сведений на своем сайте.

 Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Для оказания помощи больным будут привлекаться медработники вне зависимости от специальности и фармацевтические работники, прошедшие обучение по соответствующим краткосрочным дополнительным профессиональным программам. Руководством медорганизации должно быть утверждено временное штатное расписание. Региональным органам здравоохранения следует вести регистр специалистов, которые подлежат привлечению к оказанию медпомощи в целях формирования резерва.

Отмечается, что утвержденный порядок действий, описанный в постановлении, отработан во время распространения в стране новой коронавирусной инфекции и поможет оперативно реагировать ответственным органам в случае возникновения новых угроз.

Постановление Правительства РФ вступает в силу с сегодняшнего дня.

Источник

Рубрики
Практика

ВС РФ разъяснил правила замены кредиторов и должников в обязательствах

Scott Maxwell LuMaxArt / Shutterstock.com

Гражданский кодекс предусматривает два вида перемены лиц в обязательстве: переход прав кредитора к другому лицу, то есть замена кредитора, и перевод долга – замена должника (гл. 24 ГК РФ). В любом из этих случаев должны соблюдаться права как новых, так и предыдущих кредиторов и должников. На обеспечение защиты их прав и направлено Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» (далее – Постановление). К наиболее важным разъяснениям Суда можно отнести следующие.

Уступка требования (§ 1 гл. 24 ГК РФ). Под уступкой требования понимается переход прав, принадлежащих на основании обязательства первоначальному кредитору (цеденту), к новому кредитору (цессионарию) по договору (п. 1 ст. 382, п. 1 ст. 388 ГК РФ). К договору об уступке требования применяются положения гражданского законодательства о соответствующем виде сделки, отметил ВС РФ. Так, при уступке требования по договору купли-продажи цедент, который в этом случае является продавцом, должен передать требование свободным от прав третьих лиц (по смыслу п. 1 ст. 460 ГК РФ). В случае неисполнения им этой обязанности цессионарий (покупатель), который не знал и не должен был знать о наличии прав третьих лиц, вправе требовать уменьшения цены или расторжения договора (абз. 3 п. 1 Постановления).

В случае, когда уступается требование по сделке, требующей государственной регистрации, сам договор об уступке тоже должен быть зарегистрирован (п. 2 ст. 389 ГК РФ). Значит, именно с момента регистрации он считается заключенным для третьих лиц (п. 3 ст. 433 ГК РФ). Однако отсутствие регистрации договора не влечет никаких негативных последствий для должника, который был письменно уведомлен цедентом об уступке требования и на этом основании предоставил исполнение цессионарию, подчеркнул Суд (п. 2 Постановления).

По общему правилу, новый кредитор может получить меньше прав, чем было у первоначального – в случае уступки права требования в части (п. 2-3 ст. 384 ГК РФ). Уступить же ему больше прав, чем имеет сам, первоначальный кредитор не вправе. Однако объем прав цессионария все же может увеличиться – в связи с его особым правовым положением, например если на него распространяются нормы Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», считает ВС (абз. 2 п. 4 Постановления).

Составить договор цессии вам поможет сервис «Конструктор правовых документов» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно! 
Получить доступ

Поскольку закон позволяет уступать не только уже существующее, но и будущее требование (ст. 388.1 ГК РФ), Суд посчитал нужным разграничить такое будущее требование, которое переходит к цессионарию с момента возникновения, и требование, по которому не наступил срок исполнения (например, требование займодавца о возврате займа до наступления срока возврата), – оно передается в момент заключения договора об уступке (абз. 2 п. 6 Постановления). Причем если впоследствии уступка будущего требования не состоялась из-за того, что уступаемое право не возникло, цедент несет ответственность за неисполнение договорных обязательств. Аналогичное правило действует и в случае невозможности перехода требования по причине того, что оно прекратилось или принадлежит другому лицу – цедент также не освобождается от ответственности за неисполнение договора, отметил ВС РФ (п. 8 Постановления).

Целый раздел Постановления посвящен допустимости уступки требования, в частности – без согласия должника на переход требования к другому кредитору. Оно, напомним, требуется только в прямо предусмотренных законом случаях (например, п. 2 ст. 388 ГК РФ) и при включении соответствующего условия в договор, но и в этом случае признать сделку по уступке недействительной непросто (п. 2 ст. 382, п. 3 ст. 388 ГК РФ).

Тем не менее, если уступка требования по неденежному обязательству без согласия должника делает его исполнение более обременительным, должник вправе исполнить данное обязательство цеденту, отметил Суд (п. 15 Постановления). В случае, когда переход требования не признан обременительным для должника, но требует от него дополнительных затрат, соответствующие расходы должны возмещаться цедентом и цессионарием солидарно.

Помимо перечисленного, в Постановлении уточняются также порядок надлежащего уведомления должника об уступке требования и особенности предъявления возражений должника против требований новых кредиторов.

Перевод долга (§ 2 гл. 24 ГК РФ). Согласно закону перевод долга производится – с согласия кредитора – по соглашению между первоначальным должником и новым должником. В обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, перевод долга может быть произведен также по соглашению между кредитором и новым должником, который принимает на себя обязательство первоначального должника (п. 1 ст. 391 ГК РФ).

При этом возможны два варианта перевода долга по обязательству сторон, связанному с предпринимательской деятельностью (п. 26 Постановления):

  • кумулятивный – первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно;
  • привативный – первоначальный должник выбывает из обязательства.

В случае, когда из соглашения сторон непонятно, какой вариант перевода долга ими согласован, ВС РФ предлагает исходить из презумпции выбытия должника (п. 27 Постановления). Если же неясно, о чем договорились новый должник и кредитор: о кумулятивном переводе долга или поручительстве, следует считать их соглашение договором поручительства.

Процессуальные вопросы. Поскольку смена лиц в материально-правовых отношениях предполагает процессуальное правопреемство, ВС РФ дал ряд разъяснений, касающихся перемены лиц как в период рассмотрения спора в суде, так и на стадии исполнительного производства. 

Также Суд отметил, что содержащаяся в договоре первоначального кредитора и должника арбитражная оговорка сохраняет силу при смене кредитора, а обязательный досудебный порядок считается соблюденным в том числе в случае, когда претензия была направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано новым кредитором (п. 31-32 Постановления).

Источник

Рубрики
Практика

Юристы: разрешительный порядок создания третейских судов нужно отменить

Billion Photos / Shutterstock.com

Основной задачей так называемой третейской реформы можно назвать борьбу с «карманными» арбитражами (учреждениями, созданными и финансируемыми одной из сторон спора или аффилированным с ней лицом). В этих целях была предусмотрена разрешительная система регистрации третейских судов, согласно которой арбитраж может быть создан только при НКО, причем для этого необходимо по рекомендации Совета по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте России получить разрешение Правительства РФ (ч. 4 ст. 44 Федерального закона от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации»; далее – закон об арбитраже). Для самих НКО при этом установлены особые требования, в том числе репутационного характера (ч. 8 ст. 44 закона об арбитраже). С 1 ноября этого года указанные требования вступили в силу в полном объеме – теперь третейские суды, не получившие соответствующее разрешение правительства, не вправе осуществлять свою деятельность (ч. 13 ст. 52 закона об арбитраже).

Если до третейской реформы в России действовали по различным подсчетам около 4 тыс. арбитражей, то сейчас их осталось лишь четыре: Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при ТПП РФ (ч. 13 ст. 52 закона об арбитраже), а также Арбитражные центры при РСПП и Институте современного арбитража (распоряжение Правительства РФ от 27 апреля 2017 г. № 798-р, распоряжение Правительства РФ от 27 апреля 2017 г. № 799-р). Все остальные третейские суды необходимое разрешение не получили.

О том, в каких случаях для рассмотрения корпоративного спора в третейском суде соглашения между истцом и ответчиком недостаточно, узнайте из материала «Передача корпоративных споров в третейский суд» в «Энциклопедии решений. Нотариальное удостоверение решения об увеличении уставного капитала ООО» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно! 
Получить доступ

Результаты проведенной реформы юристы оценивают по-разному. Так, партнер международной юридической компании Baker & McKenzie Владимир Хвалей уверен в том, что она не удалась. «Практически все приличные российские третейские суды «выкосили», а иностранные третейские суды сюда не пришли», – заявил он вчера на конференции газеты «Ведомости». А вот партнер юридической фирмы Goltsblat BLP LLP Елена Трусова настроена не столь скептически: «Целью реформы была борьба с аффилированными третейскими судами. В общем-то эта цель была достигнута. Но достаточно строгие требования к получению разрешения породили на практике серьезные сложности (например, связанные с действительностью арбитражных оговорок и др.)». Тем самым она высказала позицию, схожую с мнением президента ФПА России Юрия Пилипенко, подчеркнувшего, что реформу третейского разбирательства можно считать свершившейся, но никак не завершившейся.

Вместе с тем Владимир Хвалей обратил внимание на то, что при желании установленные законом ограничения все равно можно обойти, переключившись либо на «ad hoc» арбитраж, создаваемый для разового разрешения конкретного спора (разрешительный порядок регистрации на такой арбитраж не распространяется), либо действуя в качестве международного арбитражного учреждения (Конвенция ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 10 июня 1958 г. запрещает препятствовать исполнению решений таких арбитражей).

Однако статус решений, принятых международными учреждениями, на сегодняшний день вызывает немало дискуссий. Причиной тому послужил спор, связанный с приведением в исполнение решения Российско-Сингапурского Арбитража. Свою оценку этому прецеденту в ходе интервью порталу ГАРАНТ.РУ недавно дал заместитель председателя Совета – вице-президент ТПП РФ, заслуженный юрист РФ, д. ю. н. Вадим Чубаров. Напомним, что арбитражный суд отказался приводить в исполнение решение международного коммерческого арбитража в связи с нарушением публичного порядка (определение Арбитражного суда г. Москвы от 5 мая 2017 г. по делу № А40-219464/2016). Раз решение было принято на территории России, а не иностранного государства, то по сути актом иностранного арбитража оно не является, заключил суд. Согласился с таким выводом и суд кассационной инстанции (постановление Арбитражного суда Московского округа от 19 июля 2017 г. № Ф05-2079/17). А месяц назад эту позицию закрепил Верховный Суд Российской Федерации (определение ВС РФ от 13 ноября 2017 г. № 305-ЭС17-16090). Таким образом, возникает неопределенность в вопросе о том, как в дальнейшем будут исполняться на территории России иностранные арбитражные решения.

По мнению партнера международной юридической фирмы Dentons Романа Зайцева, помимо прочего, одним из результатов состоявшейся третейской реформы стал подрыв доверия бизнеса к третейской форме разрешения споров. К примеру, за тот год, что существует Арбитражный центр при Институте современного арбитража, им не было рассмотрено ни одного спора. «С одной стороны, мы говорим, что третейские суды нужны и их должно быть много. Но, с другой стороны, даже те, что есть, не полностью загружены работой», – отметил эксперт.

Пути выхода из сложившейся ситуации каждый специалист тоже видит по-своему. Владимир Хвалей настаивает на том, что необходимо отменить систему регистрации третейских судов, поскольку она себя дискредитировала. «Что касается международного опыта, ни в Лондоне, ни в Париже, ни в Стокгольме, ни в Женеве нет системы регистрации третейских судов. Если возникают какие-либо злоупотребления, с ними борются органы судебного контроля. А вот подобный нашему регистрационный порядок создания арбитражей применяется в таких странах как Замбия, Латвия и Украина. И в данном случае мы, получается, равняемся на них», – посетовал он. Роман Зайцев, в свою очередь, надеется, что ситуация со временем нормализуется сама по себе: «Нередко реформирование осуществляется по принципу маятника. Сначала к третейским судам не предъявляли строгих требований, а потом маятник качнулся в другую сторону, и их деятельность оказалась существенно ограничена. Хочется верить, что рано или поздно произойдет выравнивание».

Источник

Рубрики
Практика

В ГК РФ внесены поправки, касающиеся деятельности аккредитованных организаций по коллективному управлению авторскими и смежными правами

Billion Photos / Shutterstock.com

Внесены изменения в положения Гражданского кодекса, регулирующие деятельность организаций по управлению правами на коллективной основе. Поправки направлены на повышение прозрачности такой деятельности (Федеральный закон от 14 ноября 2017 г. № 319-ФЗ).

В частности, предусмотрены следующие изменения:

  • при аккредитованных организациях по управлению правами на коллективной основе будут формироваться наблюдательные советы. В их состав будут входить правообладатели, организации культуры, творческие союзы, пользователи, представители Минкультуры России, а также лица, осуществляющие полномочия членов коллегиальных исполнительных органов аккредитованной организации. Наблюдательные советы будут осуществлять в том числе контроль за финансово-хозяйственной деятельностью организации, деятельностью ее исполнительных органов. Предусмотрено, что решение вопросов, отнесенных к исключительной компетенции наблюдательного совета, нельзя передать другим органам аккредитованной организации;
  • должны быть созданы интернет-кабинеты правообладателей для предоставления им информации об использовании их прав, в том числе о размере собранного вознаграждения и об удержанных из него суммах;
  • аккредитованные организации по коллективному управлению правами обязаны будут в течение 3 лет хранить вознаграждение, которое было распределено в пользу конкретного правообладателя, но не было выплачено ему в связи с отсутствием информации о нем. Только по истечении этого срока, невостребованное вознаграждение может быть включено в суммы, подлежащие очередному распределению между правообладателями;
  • Правительство РФ установит предельный размер сумм, удерживаемых организацией по коллективному управлению правами на покрытие необходимых расходов по сбору, распределению и выплате вознаграждения, а также сумм, которые направляются в специальные фонды;
  • аккредитованные организации по коллективному управлению правами должны будут раскрывать информацию об осуществляемой ими деятельности, в том числе о применяемой методике сбора и распределения собранного вознаграждения, а также о деятельности созданных ими специальных фондов. Стандарт раскрытия информации утвердит Правительство РФ.
  • аккредитованные организации по коллективному управлению правами обязаны будут по итогам финансового года проводить аудит своей годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности и годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности созданных ими специальных фондов с последующим размещением отчетности и аудиторского заключения на своем официальном сайте. Отметим, что одновременно в КоАП внесены изменения, предусматривающие административную ответственность для аккредитованных организаций за нераскрытие такой отчетной информации.

Поправки вступят в силу 14 мая 2018 года.

Источник

Рубрики
Практика

ВС РФ готовит новые разъяснения об особенностях рассмотрения дел о мошенничестве

Most popular / Shutterstock.com

Почти 10 лет прошло с момента принятия Верховным Судом Российской Федерации постановления о судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате (Постановление Пленума ВС РФ от 27 декабря 2007 г. № 51; далее – Постановление № 51). За это время нормы Уголовного кодекса о мошенничестве претерпели значительные изменения. В 2012 году была введена дифференцированная ответственность за мошенничество – теперь на квалификацию деяния влияет то, в какой сфере экономической деятельности совершено посягательство на чужое имущество (УК РФ был дополнен ст. 159.1-159.6). Впоследствии одна из этих статей – ст. 159.4 УК РФ – была признана неконституционной в части, позволяющей отнести мошенничество в сфере предпринимательской деятельности в особо крупном размере к преступлениям средней тяжести, и, поскольку указания КС РФ по внесению в нее поправок не были исполнены, утратила силу с 11 июля 2015 года. Тем не менее в прошлом году мошенничество в сфере предпринимательской деятельности снова было выделено в специальный состав мошенничества (ч. 5-7 ст. 159 УК РФ). Кроме того, была введена ответственность за мелкое хищение, совершенное подвергнутым административному наказанию лицом (ст. 158.1 УК РФ).

Дополнение кодекса указанными статьями, а также использование мошенниками не известных ранее способов противоправного завладения чужим имуществом или правом на него, появившихся в условиях развития информационных технологий, и обусловило необходимость актуализации разъяснений Суда, отметила судья ВС РФ Татьяна Хомицкая, представлявшая проект нового постановления о судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате (далее – проект постановления; текст документа имеется в распоряжении портала ГАРАНТ.РУ) на вчерашнем заседании Пленума ВС РФ.

Нельзя не отметить, что многие положения Постановления № 51 общего характера, например о том, какие действия могут расцениваться как обман или злоупотребление доверием потерпевшего, какие факты свидетельствуют о наличии умысла, направленного на хищение чужого имущества или приобретение права на него, чем отличается мошенничество от причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ), какие обстоятельства устанавливаются судом при квалификации деяния как присвоения или растраты (ст. 160 УК РФ) и др., предполагается перенести в новое постановление.

Среди новых разъяснений, предлагаемых проектом постановления, стоит обратить особое внимание на следующие.

Хищение безналичных денежных средств. Планируется прямо указать, что завладение чужими безналичными, в том числе электронными, денежными средствами должно рассматриваться именно как хищение чужого имущества, а не приобретение права на него, что соответствует положениям гражданского законодательства, согласно которым безналичные денежные средства относятся к имуществу (ст. 128 ГК РФ).

С массивом судебных решений по делам о мошенничестве можно ознакомиться в Энциклопедии судебной практики интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Кроме того, в связи со спецификой данного предмета хищения предполагается уточнить, как определяется момент окончания преступления и место его совершения. В сложившейся судебной практике мошенничество признается оконченным с того момента, когда имущество поступило в незаконное владение виновного лица, и это лицо получило реальную возможность пользоваться или распоряжаться им. По аналогии предлагается считать хищение денежных средств оконченным с момента зачисления их на счет (банковский, оператора электронных денежных средств, оператора мобильной связи), который прямо или косвенно контролируется совершившим деяние лицом или тем лицом, в пользу которого совершено преступление. Однако некоторые разработчики проекта считают, что возможность распорядиться похищенными средствами у виновного лица возникает раньше: с момента списания денег с банковского счета владельца или уменьшения остатка электронных денежных средств, учитываемых без открытия банковского счета. По их мнению, с этого момента и следует считать преступление оконченным, поскольку на практике не всегда можно установить, куда именно перечисляются списанные мошенниками деньги, а ущерб владельцу причиняет сам факт изъятия их с его счета. Какой из вариантов будет закреплен в итоговом тексте разъяснений, предстоит определить редакционной комиссии, созданной для доработки проекта постановления.

Два варианта разъяснений предложено и по вопросу определения места совершения хищения безналичных денежных средств (оно учитывается при определении территориальной подсудности уголовного дела). Им будет считаться либо место фактического нахождения виновного лица в момент совершения деяния, либо место нахождения банка, в котором открыт счет владельца, или иной организации, ведущей учет его электронных денежных средств.

Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (ч. 5-7 ст. 159 УК РФ). ВС РФ планирует напомнить судам, что к уголовной ответственности по указанной статье может быть привлечен только ИП или член органа управления коммерческой организации в случае умышленного причинения значительного ущерба (не менее 10 тыс. руб.) контрагенту-предпринимателю. Как подчеркнула Татьяна Хомицкая, суды не должны, с одной стороны, квалифицировать данные деяния как обычное мошенничество, а с другой – назначать уголовное наказание в случаях, когда обязательства нарушаются не потому, что предприниматель изначально не собирался их исполнять, а из-за отсутствия возможности их исполнения в связи со сложным финансовым положением. Кроме того, в итоговый текст проекта постановления могут быть включены разъяснения об условиях освобождения предпринимателей от ответственности за мошенничество в силу малозначительности деяния (ч. 2 ст. 14 УК РФ), сообщила судья ВС РФ.

Мошенничество в сфере кредитования (ст. 159.1 УК РФ). Проектом постановления предлагается уточнить, что по данной статье квалифицируется представление заемщиком кредитору заведомо ложных или недостоверных сведений, например о месте работы, величине доходов, непогашенной задолженности и др., с целью получения кредита, который он заведомо не собирается возвращать. Если же для получения кредита используется чужой паспорт или документы несуществующего физического или юридического лица, данное деяние квалифицируется как простое мошенничество (ст. 159 УК РФ, напомним, предусматривает более суровое наказание, чем ст. 159.1 УК РФ). Также данная специальная статья не может применяться в случаях мошенничества по договорам займа между гражданами и договорам микрозайма, считает ВС РФ.

Мошенничество при получении выплат (ст. 159.2 УК РФ). Планируется, в частности, разъяснить, незаконное получение каких именно социальных пособий, субсидий и компенсаций регулируется данной статьей, а каких – ст. 159 УК РФ. К первым относятся, например, пособие по безработице, средства материнского капитала, субсидия на приобретение жилья, а ко вторым – субсидии на поддержку предпринимательства, стипендии и гранты и др. Также уточняется, что к ответственности по ст. 159.2 УК РФ привлекаются как лица, не обладающие правом на получение соответствующих выплат, так и те, кто имеет это право, но представляет недостоверные данные – для увеличения размера пособия, к примеру.

Мошенничество с использованием платежных карт путем обмана уполномоченного работника кредитной, торговой или иной организации (ст. 159.3 УК РФ). Согласно позиции ВС РФ, отраженной в п. 13 Постановления № 51, не является мошенничеством снятие денег с чужой карты без уполномоченного сотрудника кредитной организации (то есть в банкомате) – это деяние квалифицируется как кража (ст. 158 УК РФ). Проектом постановления предлагается дополнить данное разъяснение, указав, что кражей, а не мошенничеством, является и хищение безналичных денежных средств путем использования конфиденциальной информации держателя карты, например ввода корректного логина и пароля в платежных сервисах.

Мошенничество в сфере страхования (ст. 159.5 УК РФ). В положении проекта постановления, посвященном этой статье, приведены примеры действий, которые могут расцениваться как обман относительно наступления страхового случая или размера страхового возмещения, и лиц, которые могут привлекаться к ответственности за данное преступление. К ним отнесены страхователь, застрахованное лицо, иной выгодоприобретатель, а также вступивший в сговор со страхователем представитель страховщика или эксперт. Стоит отметить, что данный перечень субъектов не является закрытым.

Мошенничество в сфере компьютерной информации (ст. 159.6 УК РФ). В отличие от всех остальных видов мошенничества, которые совершаются путем обмана или злоупотребления доверием владельца имущества, способом хищения при мошенничестве в сфере компьютерной информации является вмешательство в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-коммуникационных сетей, отмечает ВС РФ. Под таким вмешательством понимаются в том числе так называемые компьютерные атаки – воздействие программ или программно-аппаратных средств на серверы, компьютеры, смартфоны.

В случаях, когда хищение совершено не с помощью незаконного воздействия на программное обеспечение, а путем использования данных собственника денежных средств для авторизации в системе интернет-платежей, например, имеет место не мошенничество, а кража, полагает Суд. Если же в целях завладения чужим имуществом или правом на него создается поддельный сайт благотворительного фонда, интернет-магазина и т. д. или адрес электронной почты, виновное лицо должно привлекаться к ответственности за простое мошенничество.

Существенно ли будет отличаться итоговый текст нового постановления от рассмотренного проекта, портал ГАРАНТ.РУ расскажет после его принятия Пленумом ВС РФ.  

Источник

Рубрики
Практика

Судейское сообщество предлагает расширить применение электронного правосудия

ArtemSam / Depositphotos.com

«Предлагается переводить в цифровую форму все поступающие в суды документы, а также формировать по каждому спору электронное дело», – рассказал о планах по развитию судопроизводства председатель Совета судей РФ Виктор Момотов в ходе состоявшегося вчера пленарного заседания Совета. И добавил, что соответствующая нормативно-правовая база уже подготовлена.

Необходимо отметить, что число поступающих в суды электронных документов сегодня и так растет, но в то же время, по словам Виктора Момотова, цифровое правосудие нуждается в импульсе к дальнейшему развитию. Дело в том, что в суды поступают сотни тысяч электронных документов, но количество рассматриваемых дел измеряется миллионами. Так, в 2017 году в суды общей юрисдикции в электронной форме было подано свыше 280 тыс. исковых заявлений и других процессуальных документов, а в арбитражные – более 300 тыс. документов. И в целом число документов, поступающих в электронном виде, ежеквартально возрастает на 30-40%. Но при этом, по данным Совета судей РФ, в прошлом году в судах оказалось свыше 28 млн дел.

В какой форме составляется мотивировочная часть искового заявления? Ответ – в «Домашней правовой энциклопедии» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Получить доступ

Как подчеркнул Виктор Момотов, судейское сообщество учитывает, что не все граждане имеют возможность самостоятельно подготовить и направить суду электронные копии документов. Поэтому предполагается, что суды получат право самостоятельно изготавливать цифровые копии документов, предоставленных гражданами. Председатель Совета судей РФ сообщил, что технические возможности для этого имеются.

Судейское сообщество поддерживает и другие идеи по цифровизации правосудия. Например, оно считает необходимым сообщать гражданам о судебных заседаниях через Интернет и сделать эту форму оповещения приоритетной. Также судьи согласны с тем, что фиксировать ход судебного процесса нужно в первую очередь посредством аудиопротоколирования. «Использование современных технологий в этой сфере позволит исключить возможные ошибки и неточности, сделать судопроизводство более оперативным», – перечислил преимущества такого протоколирования Виктор Момотов. Он также добавил, что электронное правосудие значительно упрощает подачу документов, сокращает временные и финансовые затраты сторон, облегчает ознакомление с материалами дела и позволяет оптимизировать работу с судебными архивами, поскольку хранение больших объемов документов в бумажной форме – это, по словам эксперта, очевидный атавизм.

Положительно судьи относятся и к идее внедрения автоматизированного распределения дел между судьями. Как отметил Виктор Момотов, таким образом реализуется принцип независимости судей. Он рассказал, что автоматизированное распределение дел уже апробировали в ряде судов, и оно зарекомендовало себя с позитивной стороны. Предположительно, расширение практики применения этих систем повысит уровень доверия гражданского общества к суду, а также исключит любые предположения о возможном участии человеческого фактора в формировании состава суда.

Необходимо при этом отметить, что технически, по данным Генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации Александра Гусева, суды готовы к цифровой нагрузке, и в них созданы условия для работы системы электронного правосудия. Например, уже обеспечена круглосуточная доступность информации в Интернете на более чем 8,7 тыс. сайтах федеральных судов общей юрисдикции, федеральных арбитражных судов, органов судейского сообщества, системы судебного департамента, мировых судей и госорганов субъектов Федерации по обеспечению деятельности мировых судей. Также расширяется применение информатизации в части использование видео-конференц-связи – уже проведено более 1,4 тыс. судебных заседаний, семинаров и совещаний с помощью этой технологии. Планируется также развивать систему ГАС «Правосудие», в частности, рабочая группа под руководством Председателя ВС РФ Вячеслава Лебедева уже разработала законопроект, в котором содержится специальная терминология, необходимая для дальнейшей эффективной работы системы. По словам Александра Гусева, документ в настоящее время готовится к внесению к Госдуму. Также планируется интегрировать систему ГАС «Правосудие» в единый портал госуслуг, тогда участники судебных процессов смогут широко использовать возможности ЕГАИС.

В целом, как представляется, судейское сообщество довольно успешно реализует Концепцию развития информатизации судов. Однако в то же время, как отмечают эксперты, применение информационных технологий ставит новые вызовы перед судьями. В частности, Виктор Момотов привел в пример поведение в соцсетях. Если граждане проявляют активность в Интернете и по праву считают это своим личным делом, то судьи связаны рядом ограничений, в том числе этических, причем в своей внеслужебной деятельности. По словам Момотова, в соцсетях судьям нужно избегать все то, что могло бы умалить авторитет судебной власти или вызвать сомнения в беспристрастности и справедливости, поскольку их активность в Интернете подпадает под действие законодательства о статусе судей и Кодекс судейской этики.

Кроме того, некоторые нормы, касающиеся применения новых технологий, вызывают вопросы у судей. В частности, имеется в виду Положение о порядке размещения текстов судебных актов на официальных сайтах ВС РФ, судов общей юрисдикции и арбитражных судов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». «В Судебный департамент поступают обращения судов о необходимости разъяснения значительного количества вопросов, касающихся порядка размещения информации в сети Интернет», – сообщил начальник Главного управления организационно-правового обеспечения деятельности судов Судебного департамента при ВС РФ Евгений Голошумов.

По словам эксперта, требуют разъяснения такие вопросы, как:

  • необходимо ли исключать из текстов судебных актов, подлежащих размещению, сведения о способах изготовления наркотических средств, взрывчатых веществ и взрывных устройств;
  • каковы сроки хранения текстов судебных актов в информационной системе суда;
  • указывать ли в текстах судебных актов ОГРН, присвоенные ИП;
  • размещать ли тексты судебных актов, содержащие сведения, составляющие государственную или иную охраняемую законом тайну, либо такие положения нужно исключать из актов;
  • подлежат ли размещению определения судов по делам, связанным с отказом истца от иска, утверждением судом мирового соглашения, со смертью одной из сторон и по иным подобным основаниям.

Евгений Голошумов обратил внимание, что разъяснение некоторых из этих вопросов требует дополнительного нормативного регулирования, а подготовить ответы на них без учета мнений органов судейского сообщества и ВС РФ невозможно. Поэтому планируется направить в Суд соответствующее обращение.

Источник