Рубрики
Судебная практика

КС РФ обязал законодателя повторно «исправить» норму ГПК об индексации присужденных сумм

 
AndreyPopov / Depositphotos.com

Конституционный Суд РФ повторно признал неконституционной ст. 208 Гражданского процессуального кодекса об индексации присужденных денежных сумм в той мере, в какой содержащееся в ней положение не содержит определенных и недвусмысленных критериев, в соответствии с которыми она должна осуществляться (Постановление Конституционного Суда РФ от 12 января 2021 г. № 1-П).

В 2018 году Конституционный Суд РФ уже признавал неконституционной ч. 1 ст. 208 ГПК РФ из-за отсутствия в ней критериев индексации, после чего статья была изложена в новой редакции (с 01.10.2019), согласно которой по заявлению взыскателя или должника суд, рассмотревший дело, может произвести индексацию взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения суда в случаях и в размерах, которые предусмотрены федеральным законом или договором.

Однако и новая редакция оспариваемой статьи, как показывает правоприменительная практика, позволяет судам отказывать в индексации присужденных денежных сумм. Так, в делах с участием заявителей, обратившихся с жалобами в КС РФ, суды отказали им в индексации денежных средств, подлежащих взысканию в их пользу на основе ранее вынесенных судебных актов, в связи с тем, что между сторонами не было заключено договора, который предусматривал бы индексацию, а федеральный закон, к которому отсылает ст. 208 ГПК РФ, не принят. В отношении же индекса потребительских цен, который был определен упомянутым выше постановлением КС РФ 2018 года в качестве временного (до того момента, пока законодатель не установит механизм индексации) критерия индексации присужденных денежных сумм, суды указали, что в делах заявителей он неприменим, поскольку изменения в ст. 208 ГПК РФ уже внесены.

Конституционный Суд РФ, рассмотрев материалы дела, отметил следующее:

  • в постановлении 2018 года, признавая положение ст. 208 ГПК РФ неконституционным, КС РФ указал на обязанность федерального законодателя установить правовой механизм, позволяющий компенсировать заинтересованной стороне издержки, обусловленные инфляцией в период исполнения судебного решения. Однако, как следует из содержания оспариваемой нормы с уже внесенными в нее поправками, она по-прежнему не устанавливает каких-либо критериев, которые могут быть применены судами при рассмотрении заявлений взыскателей об индексации присужденных денежных сумм, а носит бланкетный характер, указывая на иной федеральный закон или договор, в которых должны быть установлены случаи осуществления судом индексации присужденных денежных сумм и ее размеры;
  • вместе с тем федеральный закон, к которому отсылает ст. 208 ГПК РФ, не принят. А что касается договора, стороны которого при его заключении могли бы предусмотреть возможность индексации присужденных денежных сумм в случае несвоевременного исполнения или неисполнения одной из них вынесенного против нее решения суда, то данное регулирование впервые включено в ГПК РФ с 1 октября 2019 года – даты вступления в силу Федерального закона от 28 ноября 2018 г. № 451-ФЗ, которым изменения в оспариваемую норму были внесены наряду с другими, носящими комплексный характер, изменениями процессуального законодательства. Стороны, вступившие в договорные отношения до 1 октября 2019 года (а к их числу относятся и заявители в данном деле), даже действуя с требуемой заботливостью и осмотрительностью, не могли и не должны были предвидеть необходимость включения в договор между ними условия, наличие которого изменившимся впоследствии нормативным регулированием будет признаваться одной из необходимых предпосылок для возможности индексации присужденных денежных сумм;
  • тот факт, что измененное нормативное регулирование индексации присужденных денежных сумм на практике позволяет судам отказывать в удовлетворении соответствующих заявлений, указывая на отсутствие как федерального закона, так и условий заключенного договора, которые предусматривали бы возможность такой индексации, свидетельствует о том, что законодатель не устранил возможность нарушения конституционных прав взыскателей. На это указывает также и непринятие упомянутого в ст. 208 ГПК РФ федерального закона, который предусматривал бы случаи и размеры индексации присужденных денежных сумм.

Также Конституционный Суд РФ обратил внимание на то, что заявители просили произвести индексацию за период, когда действовала первоначальная редакция ст. 208 ГПК РФ. А значит, суды должны были учитывать правовые позиции, сформулированные им в постановлении 2018 года, и использовать в качестве критерия индексации утверждаемый Росстатом индекс потребительских цен, являющийся официальной статистической информацией, характеризующей инфляционные процессы в стране и публикуемой на официальном сайте Росстата.

 Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

В итоге КС РФ обязал федерального законодателя еще раз внести в действующее правовое регулирование, в том числе в оспариваемую норму, изменения, позволяющие судам индексировать присужденные денежные суммы на основании заявлений взыскателей или должников и тем самым реально восстанавливать их право на правильное и своевременное исполнение решения суда. До этого суды в целях реализации ст. 208 ГПК РФ должны применять индекс потребительских цен, утверждаемый и публикуемый Росстатом. Судебные акты в отношении заявителей должны быть пересмотрены.

Источник

Рубрики
Судебная практика

Может ли находящаяся в процессе банкротства организация повышать зарплату своим сотрудникам?

Pixelery.com / Depositphotos.com

Законодательство о банкротстве позволяет применять установленные им правила оспаривания сделок должника в случае оспаривания действий, направленных на исполнение возникших у должника в соответствии с трудовым законодательством обязательств. Таким образом, в предусмотренном гл. III.1 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – закон о банкротстве) порядке могут быть оспорены в том числе соглашения или приказы об увеличении сотрудникам организации-должника размера заработной платы, о выплате премий или об осуществлении иных выплат в соответствии с трудовым законодательством, а также сами такие выплаты (п. 3 ст. 61.1 указанного закона). В одном из недавно вынесенных определений Верховный Суд Российской Федерации уточнил, при каких условиях соглашение об увеличении зарплаты сотруднику организации, в отношении которой реализуется процедура банкротства, не может быть признано недействительным (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 21 декабря 2020 г. № 305-ЭС17-9623 (7) по делу № А41-34824/2016).

 

Фабула дела

В июне 2014 года гражданин М. был принят на работу в юридический департамент АО «М.» (далее – комбинат) на должность юрисконсульта с должностным окладом в размере 70 тыс. руб. Впоследствии сторонами было заключено несколько дополнительных соглашений к соответствующему трудовому договору, предполагающих увеличение оклада М.:

  • до 85 тыс. руб. – в соответствии с допсоглашением от 1 октября 2015 года;
  • до 100 тыс. руб. – в соответствии с допсоглашением от 1 сентября 2016 года;
  • до 120 тыс. руб. – в соответствии с допсоглашением от 1 марта 2017 года;
  • до 140 тыс. руб. – в соответствии с допсоглашением от 23 января 2018 года.

В 2017 году в отношении комбината, который являлся застройщиком, была введена процедура наблюдения (по правилам § 7 гл. IX закона о банкротстве), а в 2018 году он был признан банкротом (решение Арбитражного суда Московской области от 11 апреля 2018 г. по делу № А41-34824/2016), после чего было открыто конкурсное производство. В июне того же года трудовой договор с М. был расторгнут в связи с сокращением штата, на этот момент задолженность комбината перед ним по заработной плате составляла почти 617 тыс. руб. (здесь и далее суммы округлены).

Конкурсный управляющий комбината-должника в рамках дела о банкротстве обратился в суд с требованием о признании недействительными на основании ст. 61.2 закона о банкротстве двух дополнительных соглашения к трудовому договору с М.: от 1 марта 2017 года и от 23 января 2018 года, заключенных после принятия к производству заявления о признании комбината банкротом и после введения в отношении комбината процедуры наблюдения соответственно, – по мнению конкурсного управляющего, данные соглашения с учетом времени их заключения можно расценивать как сделки, совершенные в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов должника. Помимо этого, конкурсный управляющий требовал признать недействительными действия по начислению М. зарплаты в размере, превышающем 100 тыс. руб., а также выплате ему ежемесячных премий за период работы начиная с июня 2016 года и применить последствия недействительности указанных соглашений и операций, то есть фактически признать задолженность комбината перед М. по заработной плате отсутствующей и взыскать с него сумму выплаченных ему премий – около 188 тыс. руб.

 

Позиции судов

Рассматривая споры о подозрительных сделках должника, суды руководствуются в том числе разъяснениями, содержащимися в п. 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», где отмечается, что для признания подозрительной сделки недействительной в соответствии с п. 2 ст. 61.2 закона о банкротстве должно быть доказано наличие трех обстоятельств:

  • сделка совершена именно с целью причинить вред имущественным правам кредиторов должника;
  • в результате совершения сделки действительно причинен вред имущественным правам кредиторов;
  • другая сторона сделки знала или должна была знать о такой цели должника к моменту совершения сделки.

Одним из обязательных условий, позволяющих говорить о наличии цели причинения вреда имущественным правам кредиторов совершаемой сделкой, является неплатежеспособность или недостаточность имущества должника на момент совершения сделки. Суд первой инстанции установил, что признаки неплатежеспособности возникли у комбината уже в 2014-2015 годах (выявлено превышение рядом показателей, характеризующих финансово-хозяйственную деятельность должника в этот период, нормативных значений, установленных Постановлением Правительства РФ от 25 июня 2003 г. № 367), и в последствии показатели деятельности комбината стабильно ухудшались, о чем свидетельствует, в частности, задержка сдачи объектов строительства и увеличение задолженности, в том числе перед участниками долевого строительства. Таким образом, на момент заключения оспариваемых соглашений должник не обладал реальной возможностью исполнить вновь принятые обязательства, поскольку не имел достаточных активов для удовлетворения всех требований кредиторов по возникшим ранее обязательствам. Поэтому должник, заключив эти соглашения, причинил ущерб интересам иных своих кредиторов, посчитал суд. Кроме того, он подчеркнул, что в такой ситуации должник, действующий добросовестно, не должен был премировать М., так как назначение и выплата премий должна быть обусловлена результатами работы как премируемого лица, так и организации в целом.

Отметив, что оспариваемые соглашения были заключены в установленный законом период подозрительности – согласно п. 2 ст. 61.2 закона о банкротстве недействительной может быть признана сделка, совершенная в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия данного заявления, и отклонив довод М. о том, что он не был осведомлен о неплатежеспособности должника, – работая юрисконсультом в юридическом департаменте комбината, М., по мнению суда, мог знать о наличии соответствующих признаков – о неплатежеспособности свидетельствует, например, значительное увеличение требований к организации, связанных с выплатами неустоек участникам долевого строительства и не погашенных в досудебном порядке, – суд удовлетворил требования конкурсного управляющего (определение Арбитражного суда Московской области от 30 августа 2019 г. по делу № А41-34824/2016). Последствия недействительности оспариваемых сделок и действий должника применены в виде признания отсутствия у него задолженности по заработной плате перед М. и взыскания с М. выплаченных ему комбинатом премий, а также госпошлины.  

Суды апелляционной и кассационной инстанций оснований для отмены или изменения данного определения не нашли (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 18 декабря 2019 г. № 10АП-21508/2019, постановление Арбитражного суда Московского округа от 5 июня 2020 г. № Ф05-4729/17).

 

Позиция ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ (далее – коллегия ВС РФ, коллегия), рассмотрев кассационную жалобу М. на вышеуказанные судебные решения, отметила, что наличие в законодательстве о банкротстве специальных правил об оспаривании сделок и действий должника, в том числе закрепленных в ст. 61.2 закона о банкротстве, на основании которой конкурсный управляющий просил признать недействительными дополнительные соглашения к трудовому договору и действия должника по начислению М. увеличенной зарплаты и премий, не означает, что ухудшение финансового состояния организации-работодателя и его банкротство сами по себе ограничивают права обычных работников на получение всех гарантий в соответствии с Трудовым кодексом. Такими гарантиями являются в том числе индексация оплаты труда в целях повышения уровня реального содержания зарплаты, ее покупательной способности (ст. 2, ст. 130, ст. 134 ТК РФ) и доплата за выполнение дополнительных объемов работы (ст. 151 ТК РФ).

Учитывая, что в ходе рассмотрения дела факт исполнения М. трудовой функции не оспаривался, из материалов дела не следует вывод о занятии им должности из числа руководящих, а конкурсный управляющий не заявлял об аффилированности М. по отношению к должнику или контролирующим его лицам, нижестоящие суды, по мнению коллегии ВС РФ, неправомерно уклонились от оценки доводов М. о характере произведенных ему комбинатом доплат. Так, он отмечал, что периодическое повышение его должностного оклада было направлено на компенсацию инфляции (что соответствует положениям об индексации, закрепленным в ст. 130 и ст. 134 ТК РФ) и предоставление доплаты за увеличивающийся объем работы – М. указывал, в частности, что начиная с 2015 года число сотрудников юридического департамента комбината ежегодно сокращалось, а их работа распределялась между оставшимися юрисконсультами. Эти доводы имели существенное значение для правильного разрешения спора: действия должника по увеличению выплат работнику в пределах индексации зарплаты и предоставлению компенсации за выполнение дополнительной работы, совершенные в преддверии и непосредственно в ходе процесса банкротства, не могли быть квалифицированы как недействительные подозрительные сделки, подчеркнула коллегия.

Кроме того, при решении вопроса о признании дополнительных соглашений к трудовому договору недействительными на основании ст. 61.2 закона о банкротстве судам следовало по крайней мере сравнить спорные условия о повышении должностного оклада М. с аналогичными соглашениями, заключавшимися иными участниками оборота, – если зарплата обычного работника после повышения не отличается существенно от размера оплаты труда лиц, которые занимают аналогичные должности в других организациях, сходных с должником по роду и масштабу деятельности, то, по мнению коллегии ВС РФ, цель причинения вреда кредиторам соответствующим решением о повышении зарплаты отсутствует.

При рассмотрении же вопроса о признании недействительными действий должника по начислению М. премий судам нужно было выяснить, являются ли премии составной частью его ежемесячной оплаты труда, подлежащей обязательной выплате в качестве зарплаты, полагает коллегия, отмечая, что если премии фактически входили в систему оплаты труда, действия по их начислению могли быть признаны недействительными только при значительном несоответствии размера премий трудовому вкладу работника. 

Таким образом, коллегия ВС РФ посчитала, что нижестоящие суды допустили существенные нарушения норм права, повлиявшие на исход рассмотрения дела, и отменила все три принятых ими судебных акта, отправив дело на новое рассмотрение. Суду, который будет рассматривать данный спор заново, рекомендовано установить фактически сложившуюся на комбинате систему оплаты труда и проверить начисленное М. вознаграждение на предмет равноценности встречных предоставлений работника и работодателя. 

Источник

Рубрики
Судебная практика

Утвержден четвертый в 2020 году Обзор судебной практики ВС РФ

JacobSt / Depositphotos.com

В Обзоре приведена практика ВС РФ и даны разъяснения по вопросам, возникающим из обязательственных, наследственных, социальных и иных правоотношений (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 4 (2020) (утв. Президиумом ВС РФ 23 декабря 2020 г.). Рассмотрена также практика применения законодательства о налогах и сборах, о банкротстве, о защите конкуренции и иных отраслей законодательства.

Среди содержащихся в Обзоре правовых позиций отметим следующие:

  • обжалование действий нотариуса по удостоверению сделки не является необходимым для признания этой сделки недействительной на основании п. 1 ст. 177 Гражданского кодекса;
  • нормы процессуального права не запрещают представлять письменные доказательства в копиях, а также проводить судебную почерковедческую экспертизу по копии документа. Вопросы о достаточности и пригодности материалов, предоставленных для исследования, а также о методике проведения экспертизы, относятся к компетенции лица, проводящего экспертизу;
  • введение конкурсного производства в отношении акционерного общества не препятствует акционеру оспаривать сделку этого общества по основаниям, предусмотренным ГК РФ и Федеральным законом от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»;
  • право на участие в судебном заседании суда кассационной инстанции посредством использования систем видеоконференц-связи предоставлено не только лицам, содержащимся под стражей, или осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы, но и их защитникам;
  • судебное извещение, адресованное гражданину, не может считаться доставленным, если по обстоятельствам, не зависящим от адресата, оно не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним.

Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Также в Обзоре даны разъяснения по вопросу о том, подлежат ли применению правила о требованиях к нотариальной форме сделки и последствиях ее несоблюдения к сделкам с долями в праве общей собственности на недвижимое имущество, заключаемым на торгах в конкурсном производстве в рамках дела о банкротстве. Как отметил ВС РФ, Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» регулирует порядок обращения взыскания на имущество должника в рамках дела о банкротстве путем реализации соответствующего имущества на торгах, но при этом не содержит специальных норм, которыми устанавливались бы иные требования к форме сделки или иные последствия ее несоблюдения по сравнению с тем, как соответствующие правила закреплены в ГК РФ и в ч. 1 ст. 42 Закона о регистрации недвижимости. Соответственно, при реализации имущества в рамках дела о банкротстве положения ГК РФ о требованиях к нотариальной форме сделки и последствиях ее несоблюдения также подлежат применению.

Источник

Рубрики
Судебная практика

ВС РФ разъяснил особенности рассмотрения уголовных дел о подделке, похищении, обороте поддельных документов, штампов, печатей

tatyanakaba / Depositphotos.com

Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил некоторые вопросы судебной практики по делам о преступлениях по ст. 324 – ст. 327.1 Уголовного кодекса, а именно, о подделке документов, приобретении или сбыте официальных документов и госнаград, похищении или повреждении документов, штампов, печатей, похищение акцизных марок, незаконном завладении госзнака ТС и т. п. (постановление Пленума ВС РФ от 17 декабря № 43). 

ВС РФ напомнил, что под официальными документами, предоставляющими права или освобождающими от обязанностей, в ст. 324 и ч. 1 ст. 325 УК РФ понимаются и электронные документы, которые создаются, выдаются либо заверяются в установленном законом или иным нормативным актом порядке федеральными органами госвласти, органами госвласти субъектов РФ, органами местного самоуправления либо уполномоченными организациями или лицами, и удостоверяют юридически значимые факты.

Также ВС РФ указал, что, признавая официальный документ важным личным, суды должны принимать во внимание характер удостоверяемого этим документом факта, последствия для гражданина, связанные с его похищением, и другие обстоятельства. К предмету преступлений, предусмотренных ст. 324 и ст. 325 УК РФ, относятся только подлинники официальных документов, в том числе их дубликаты, а также подлинные государственные награды РФ, РСФСР, СССР, штампы, печати, акцизные марки, специальные марки или знаки соответствия, защищенные от подделок.

Поясняется, что предметом незаконных действий, предусмотренных ч. 1 – ч. 4 ст. 327 УК РФ, являются поддельные паспорт гражданина, а также удостоверение и иные официальные документы, относящиеся к предоставляющим права или освобождающим от обязанностей. А к заведомо подложным документам относятся любые поддельные документы, удостоверяющие юридически значимые факты, за исключением поддельных паспорта гражданина, удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей (например, подложные гражданско-правовой договор, диагностическая карта транспортного средства).

Отмечено, что ответственность за похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа установлена в ч. 2 ст. 325 УК РФ. В этой связи похищение, а равно уничтожение, повреждение или сокрытие паспорта или другого важного личного документа не могут квалифицироваться по ч. 1 ст. 325 УК РФ.

Разъяснены вопросы применения ст. 326 УК РФ, в частности, уточняется, что признается под подделкой государственного регистрационного знака. Под такое определение подпадает и искажение символов знака путем выдавливания, механического удаления символа (символов), подчистки, подкраски, допускающих иное прочтение государственного регистрационного знака.

 Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Подделкой официального документа и подделкой паспорта гражданина или удостоверения, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в ч. 1 и ч. 2 ст. 327 УК РФ соответственно признаются как незаконное изменение отдельных частей такого подлинного официального документа путем подчистки, дописки, замены элементов и др., искажающее его действительное содержание, так и изготовление нового официального документа, содержащего заведомо ложные сведения, в том числе с использованием подлинных бланка, печати, штампа.

Для признания лица виновным по ч. 3 ст. 327 УК РФ суду следует установить, какие именно права мог предоставить этому лицу или иным лицам или предоставил данный поддельный документ либо от каких обязанностей мог освободить или освободил. Например, предъявление  поддельного диплома об образовании, медицинской книжки для трудоустройства, предъявление поддельного водительского удостоверения инспектору ДПС для подтверждения права управления ТС и освобождения от административной ответственности и т. д.

Под использованием заведомо поддельного (подложного) документа понимается его представление (а в случае электронного документа представление его через Интернет) по собственной инициативе или по требованию уполномоченных лиц и органов в соответствующее учреждение либо должностному лицу, иным уполномоченным лицам в качестве подлинного в целях получения или подтверждения права, а равно освобождения от обязанности.

Обращено внимание, что не образует состава преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 327 УК РФ использование лицом:

  • своего подлинного документа, являющегося недействительным (например, с истекшим сроком действия);
  • либо подлинного документа, принадлежащего другому лицу;
  • или предъявление вместо надлежащего документа схожего с ним подлинного документа.

Поясняются положения закона о том, когда следует считать преступление, предусмотренное ч. 3 и ч. 5 ст. 327 УК РФ, оконченным. Такое преступление признается оконченным с момента представления заведомо поддельного (подложного) документа с целью получения прав или освобождения от обязанностей независимо от достижения данной цели. Если такой заведомо поддельный документ и в дальнейшем использовался для получения прав или освобождения от обязанностей в течение определенного периода (например, при трудоустройстве и в период последующей работы), то сроки давности следует исчислять с момента фактического прекращения использования поддельного (подложного) документа, в том числе в результате пресечения деяния.

В постановлении приведены иные разъяснения по квалификации деяний при совокупности действий, а также об оценке действий при наличии признаков их малозначительности.

Источник

Рубрики
Судебная практика

ВС РФ разъяснил особенности рассмотрения административных дел в порядке упрощенного производства

belchonock / Depositphotos.com

Пленум Верховного Суда РФ принял постановление (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 декабря 2020 г. № 42), в котором дал разъяснения по применению положений гл. 33 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации. Прежние разъяснения (п. 41, п. 69-72, п. 75 постановления Пленума ВС РФ от 27 сентября 2016 года № 36) признаны не подлежащими применению.

В первую очередь ВС РФ напомнил, что упрощенное (письменное) производство представляет собой специальный порядок рассмотрения административных дел без проведения судебного заседания и ведения протокола при соблюдении установленных законом процессуальных гарантий прав и интересов лиц, участвующих в деле, который, в отличие от приказного производства, предполагает наличие спора. При этом правила упрощенного (письменного) производства не применяются при рассмотрении административных дел судами апелляционной и кассационной инстанций.

Также ВС РФ напомнил, в каких случаях административное дело может быть рассмотрено судом первой инстанции в порядке упрощенного (письменного) производства (один из таких случаев — указанная в административном исковом заявлении общая сумма задолженности по обязательным платежам и санкциям не превышает 20 тыс. руб.) и какие категории дел не подлежат рассмотрению в указанном порядке.

Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Поясняется, что при наличии оснований для рассмотрения административного дела в порядке упрощенного производства, суд должен вынести и направить лицам, участвующим в деле, соответствующее определение, в котором в том числе должно быть разъяснено, что возражения относительно применения указанного порядка представляются в суд в 10-дневный срок со дня получения копии определения. Неполучение административным ответчиком поступившей ему копии определения по зависящим от него обстоятельствам, в том числе в связи с отказом от получения, само по себе не является препятствием для рассмотрения административного дела в порядке упрощенного производства. В этом случае суд вправе перейти к рассмотрению административного дела в порядке «упрощенки» после получения доказательств отказа административного ответчика от получения соответствующего почтового отправления либо доказательств возвращения данного почтового отправления ввиду истечения срока его хранения.

Отмечается, что суд может вынести определение о рассмотрении дела по общим правилам административного судопроизводства, если:

  • для правильного разрешения административного дела необходимо истребовать доказательства;
  • невозможно осуществить обмен доказательствами между сторонами в установленные сроки даже после их продления судом;
  • необходимо привлечь к участию в деле заинтересованных лиц;
  • сторонами выражены намерения к заключению соглашения о примирении.

Возражения лица, участвующего в деле, относительно рассмотрения административного дела в порядке упрощенного производства не являются безусловным препятствием для такого рассмотрения.

Если наряду с представленными в суд доказательствами, документами или возражениями стороной не представлены суду документы, подтверждающие направление копий данных доказательств, документов или возражений другой стороне по административному делу, суд вправе:

  • продлить срок направления соответствующих доказательств, документов или возражений,
  • направить их самостоятельно, в том числе с использованием сети «Интернет»,
  • а также решить вопрос о рассмотрении дела по общим правилам административного судопроизводства.

Отдельно отмечается, что обстоятельства, свидетельствующие о необходимости отложения судебного разбирательства административного дела, могут указываться в поступивших в суд письменных возражениях лиц, участвующих в деле, их представителей относительно рассмотрения административного дела в порядке упрощенного производства по административным делам, в которых эти возражения не являются безусловным препятствием для рассмотрения дела в таком порядке. Если сведения об указанных обстоятельствах поступят в суд после перехода к рассмотрению административного дела в порядке упрощенного производства, но до принятия решения, суд может вынести определение о рассмотрении административного дела по общим правилам административного судопроизводства с назначением нового судебного заседания по делу.

Приведены в постановлении разъяснения по ряду иных вопросов, в том числе об отмене решений, принятых в порядке упрощенного производства.

Источник

Рубрики
Судебная практика

Аспекты использования товарных знаков в ключевых словах: суды изменили подход

mangsaab / Depositphotos.com

Проблема правовой квалификации использования средств индивидуализации (например, товарных знаков) в ключевых словах относится в первую очередь к сфере поисковой контекстной рекламы. Контекстная реклама представляет собой вид размещения интернет-рекламы, в основе которой лежит принцип соответствия появления рекламного материала в зависимости от контекста (содержания) просматриваемой пользователем интернет-страницы (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13 июня 2012 г. № 09АП-14264/12). Данный тип рекламы представляет собой один из наиболее эффективных способов продвижения товара (услуги). Для настройки контекстной рекламы в поисковых системах используют ключевые слова, которые в наибольшей степени отражают запрос пользователя поисковой системы. Все условия контекстной рекламы оговариваются в договоре возмездного оказания услуг, заключаемом между поисковыми системами и рекламодателями, объясняет вице-президент QBF Владимир Масленников. В договоре определяется набор ключевых слов, которые должен ввести пользователь для показа ему объявления (или другого контента), а также стоп-слова, при введении которых объявление ему не демонстрируется.

Ключевые слова, используемые для настройки контекстной рекламы в поисковых системах, не имеют какой-либо конкретной юридической квалификации, отмечает старший юрист практики интеллектуальной собственности CMS Russia Ирина Шурмина. Суды в решениях по делам о нарушении товарных знаков не раз приходили к выводу, что ключевые слова являются техническими параметрами поиска и, если они не видны в самом рекламном объявлении, то использования и, как следствие, нарушения товарного знака не происходит. Слова эксперта подтверждает многочисленная судебная практика. Обобщая судебную практику по данному вопросу, к. ю. н., партнер Hogan Lovells Наталья Гуляева на конференции «Интеллектуальные права: вызовы XXI века» выделила следующие варианты мотивированных решений судей:

  • ключевые слова представляют собой технический параметр, устанавливаемый рекламодателем в интерфейсе рекламной компании, доступном только самому рекламодателю или его представителю;
  • ключевые слова не являются частью рекламного объявления, не размещаются в общем доступе в Интернете и не демонстрируются ему в любом другом виде;
  • ключевые слова не имеют отношения к переадресации пользователя, осуществляемый с использованием рекламной ссылки.

Таким образом, анализ судебной практики до 2019 года демонстрирует отказ квалифицировать применение словесного товарного знака конкурента в ключевом слове как его незаконное использование. При этом в разных случаях суды использовали отличные друг от друга аргументы.

Но с принятием Постановления Пленума ВС РФ от 23 апреля 2019 г. № 10 (далее – Постановление ВС РФ № 10) изменилась позиция судов в отношении использования товарных знаков в ключевых словах: на данный момент правообладатели могут это запретить. Нарушение исключительных прав на товарный знак может повлечь ответственность за недобросовестную конкуренцию (по смыслу п. 1 ст. 14.6 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции»; далее — Закон о защите конкуренции). Пленум ВС РФ определил, что актом недобросовестной конкуренции может быть признано и использование рекламодателем при размещении контекстной рекламы в Интернете в качестве критерия для показа рекламного объявления ключевых слов, тождественных или сходных до степени смешения с принадлежащим другому лицу товарным знаком (п. 172 Постановления Пленума ВС РФ № 10). Такое использование товарных знаков является основанием для привлечения к административной ответственности (в соответствии с ч. 1 ст. 14.33 КоАП). Штраф для компаний составляет от 100 тыс. до 500 тыс. руб. Наталья Гуляева приводит в пример дело, демонстрирующее изменение практики (Постановление СИП от 9 июля 2020 года по делу № А63-16833/2019). Общество «Центр медицинских книжек и справок» обратило внимание, что при вводе в поисковой системе сочетания слов «центр медицинских книжек и справок» отображается реклама с ссылкой, при переходе по которой демонстрируется страница сайта филиала общества «Поликлиника», осуществляющего выдачу медицинских книжек и справок. Антимонопольный орган и суды признали нарушение статьи 14.6 Закона о защите конкуренции (создание смешения), мотивировав решение тем, что действия общества «Поликлиника» вводят в заблуждение потребителя и могут причинить убытки заявителю в связи с перераспределением потребительского спроса в пользу общества «Поликлиника».

Вслед за ВС РФ свой подход к квалификации товарного знака в составе ключевого слова обозначила и ФАС России. По мнению антимонопольного органа, предметом рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства в виде незаконного использования товарного знака является не нарушение исключительного права правообладателя как таковое, а влияние действий лица, в отношении которого подано заявление, на конкурентную среду, выражающееся в возможном смешении услуг разных производителей в силу невозможности для потребителя установить, какое из лиц – владельцев обозначений выступает в качестве поставщика услуги (Письмо ФАС России от 21 октября 2019 г. № АК/91352/19 «Об использовании средств индивидуализации в качестве ключевых слов»). Ирина Шурмина отмечает, что на практике для того, чтобы оценить вероятность смешения, ФАС России, среди прочего, запрашивает документы об объемах продаж товаров или предоставления услуг под спорным товарным знаком и устанавливает его известность в отношении определенных товаров или услуг на определенной территории.

Отдельного внимания заслуживают споры, когда истец запрещает использование своего товарного знака, в то время как ответчик аргументирует легитимность своих действий общеупотребимостью товарного знака. Ирина Шурмина приводит в пример одно из дел, которое касалось рекламы складских помещений (Решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Москве от 11 марта 2020 г. № 077/01/14.6-18732/2019). Московское УФАС признало использование товарного знака в качестве ключевого слова актом недобросовестной конкуренции и указало, что потребители могли посчитать, что рекламодатель входит в одну группу компаний с правообладателем, и в связи с этим воспользоваться его услугами. При этом УФАС г. Москвы установило, что слово «складовка», которое было зарегистрировано как товарный знак и использовано конкурентом в ключевых словах, не является общеупотребимым, поэтому очевидно, что рекламодатель намеренно использовал это слово исключительно с целью переманивания клиентов.

***
Таким образом, за последние два года практика в отношении квалификации использования чужих товарных знаков в контекстной рекламе поменялась. Суды и антимонопольный орган признают такое использование нарушением. Ирина Шурмина отмечает, что, учитывая позиции судов и ФАС России, наиболее безопасной стратегией при выборе ключевых слов будет отказ от использования товарных знаков конкурентов. В то же время в каждом случае необходимо оценивать, насколько вероятно, что потребители будут введены в заблуждение и приобретут товар или услугу у рекламодателя по ошибке, а не осмысленно. Если такая вероятность смешения имеется (а тем более если в этом и состоит рекламная стратегия), риски нарушения существенно возрастают.

Использование словесного товарного знака в составе ключевого слова признается недобросовестной конкуренцией, связанной с созданием смешения. Такие действия свидетельствуют о наличии состава административного нарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 14.33 КоАП РФ, что влечет наложение на компанию штрафа в размере от 100 тыс. до 500 тыс. руб.

Источник

Рубрики
Судебная практика

Российское законодательство уточнили в части применения норм международных договоров

aruba2000 / Depositphotos.com

Президент РФ подписал законы, закрепляющие приоритет конституционных норм над нормами международных договоров. Так, в ст. 7 Гражданского кодекса внесена поправка о неприменении правил международного договора, которые противоречат Конституции Российской Федерации. Такое противоречие подлежит установлению в порядке, определенном федеральным конституционным законом (Федеральный закон от 8 декабря 2020 г. № 427-ФЗ «О внесении изменения в статью 7 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Аналогичная норма внесена в Уголовно-процессуальный кодекс (Федеральный закон от 8 декабря 2020 г. № 419-ФЗ), Арбитражный процессуальный кодекс, Гражданский процессуальный кодекс и Кодекс административного судопроизводства (Федеральный закон от 8 декабря 2020 г. № 428-ФЗ).

Кроме того, такие же поправки внесены в ряд федеральных законов, регулирующих правоотношения, например, в сфере защиты прав потребителей, страхового дела, защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и другие (Федеральный закон от 8 декабря 2020 г. № 429-ФЗ).

Изменения вступили в силу 8 декабря.

 Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Напомним, названные дополнения в кодексы и федеральные законы обусловлены приведением законодательства в соответствие с Основным законом страны в редакции Закона РФ о поправке к Конституции РФ от 14 марта 2020 г. № 1-ФКЗ. В частности, в ст. 79 Конституции РФ теперь содержит норму, согласно которой решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров РФ в их истолковании, противоречащем Конституции РФ, не подлежат исполнению в РФ.

Источник

Рубрики
Судебная практика

Информационные технологии и техническая модернизация судебного процесса в условиях пандемии

 
ВС РФ

8 октября состоялось пленарное заседание Совета судей РФ. В рамках мероприятия были озвучены результаты деятельности судов за текущий год, в том числе были высказаны предложения для цифровой трансформации судебного процесса. Председатель ВС РФ Вячеслав Лебедев привел статистику, согласно которой число дел и материалов, рассмотренных судами за 11 месяцев текущего года, превысило объем их работы за аналогичный период прошлого года.

По словам председателя Совета судей РФ Виктора Момотова пандемия стала стимулом для трансформации не только социальной действительности, но и институтов судебной власти. Суды смогли эффективно перейти на дистанционный режим работы. Однако информационные технологии и техническая модернизация не смогли полностью решить все проблемы дистанционного судопроизводства. Среди основных трудностей были выделены следующие: не обеспечен полный переход к цифровизации процессуальных документов, отказ от бумажных носителей информации осуществлен частично, пользование информационными сервисами судов вызывает проблемы у граждан. Тем не менее, были отмечены положительные тенденции по развитию информатизации и автоматизации судов:

  • организация дистанционного участия в заседаниях;расширение сервисов электронного правосудия;
  • внедрение в судах новых интеллектуальных информационных технологий;
  • автоматизация рутинных трудоемких процессов (например, регистрация процессуальных документов, ведение протоколов заседаний);
  • ведение электронного документооборота между судами;
  • взаимодействие с заявителями в дистанционном формате.

При этом Виктор Момотов подчеркнул, что суды признают наличие проблем и работают над их решением, оценивая ограничения в связи с эпидемиологической ситуацией в связи с распространением новой короновирусной инфекциии как дополнительный стимул для трансформации судопроизводства.

Отдельное внимание было уделено вопросам создания и функционирования электронных судебных сервисов. Председатель ВС РФ Вячеслав Лебедев привел статистику количества обращений граждан в ГАС «Правосудие»: число запросов превысило 3 млрд, а количество документов, поданных в суды в электронном виде, составило более 2 млн. Председатель Совета судей РФ отметил проведение работы по усовершенствованию информационного сервиса «Правосудие онлайн». Согласно информации с Единого портала госуслуг, в рамках реализации сервиса «Правосудие онлайн» будут доступны следующие функции: выбор суда для подачи иска, получение уведомлений и документов в электронном виде, доступ к материалам дела в личном кабинете, интерактивный помощник, автоматический расчет и онлайн-оплата госпошлины, удаленное участие в процессе. Данные нововведения планируется внедрить до 2024 года включительно. Виктор Момотов высказал мнение, согласно которому следует подходить к созданию данного сервиса с помощью внедрения нового формата взаимодействия между судебным аппаратом и гражданами. Такой сервис не должен являться дополнением к существующей системе правосудия, поэтому он будет являться основным инструментом для соответствующих целей. Председатель Совета судей РФ отдельно подчеркнул, что информационные технологии не смогут заменить судью, но должны стать помощниками в осуществлении правосудия.

Представителями судейского сообщества была дана позитивная оценка судебной реформы, инициированной ВС РФ в 2018 году. Напомним, что 30 июля 2018 г. вступил в силу Федеральный конституционный закон от 29 июля 2018 г. № 1-ФКЗ, который ввел процедуру сплошной кассации – порядок производства в суде кассационной инстанции с назначением судебного заседания суда кассационной инстанции без предварительного решения судьи о передаче кассационных жалобы, представления для их рассмотрения в судебном заседании. Вячеслав Лебедев обратил внимание на увеличение числа удовлетворенных кассационных жалоб. Виктор Момотов также отметил повышение качества правосудия, при этом выделил одну из наиболее серьезных проблем: наличие высокой нагрузки на кассационные суды. Председатель Совета судей РФ привел статистику, согласно которой в гражданском процессе на одного судью приходится около 130 дел в месяц, а их рассмотрение формирует ненормированный рабочий график для судей и работников аппарата суда, а в некоторых случаях – отсутствие для них полноценных выходных и отпусков. Для решения соответствующей проблемы Виктор Момотов предлагает изменение подхода к работе аппарата суда во взаимодействии между участниками судебного процесса, а именно создание единого федерального реестра электронных почтовых ящиков сторон-участников судебного процесса (физических лиц, организаций, органов государственной власти и МСУ). Предлагается, что изменение электронного почтового адреса следует производить только с согласованием и адресным уведомлением. Аналогичная система используется в ряде зарубежных стран. По словам председателя Совета судей РФ, предлагаемая система не будет требовать существенных финансовых затрат: электронной почтой пользуются и организации, и граждане, в рамках реформы взаимодействия судов с заявителями требуется изменить только статус электронной почты. Такие преобразования позволят сократить расходы и время на доставку юридически значимых документов (уведомления, извещения, копии судебных постановлений), на данный момент данной рутинной деятельностью занимаются помощники судей. Таким образом, с помощью создания реестра электронных почтовых ящиков предполагается решить проблему «бумажной волокиты» и в значительной степени разгрузить аппараты судов.

Источник

Рубрики
Судебная практика

В УК РФ появится статья об ответственности за неисполнение решения суда об отобрании (передаче) ребенка

TarasMalyarevich / Depositphotos.com

Минюст России опубликовал на федеральном портале проектов нормативных правовых актов законопроект о внесении изменений в ст. 315 Уголовного кодекса. Поправки предусматривают1 установление специальной нормы об уголовной ответственности за неисполнение судебного акта об отобрании (передаче) ребенка лицом, подвергнутым административному наказанию за деяния, предусмотренные ч. 2 ст. 17.15 КоАП в отношении того же судебного акта. В частности, за такое деяние предлагается назначать один из следующих видов наказания:

  • штраф в размере до 50 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 6 месяцев;
  • обязательные работы на срок до 240 часов;
  • исправительные работы на срок до 1 года;
  • арест на срок до 3 месяцев;
  • лишение свободы на срок до 1 года.

В пояснительной записке к законопроекту указывается, что поводом к разработке указанной инициативы явилось Постановление Европейского Суда по правам человека по жалобе № 62526/15 «Муружева против Российской Федерации», которым установлено нарушение норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с несоблюдением прав заявительницы на уважение семейной жизни ввиду длительного неисполнения решения об определении с ней места жительства ее детей. Как отмечено Судом, решение об определении места проживания детей с заявительницей, не исполнялось почти четыре года с последствиями, которые могут оказать влияние на физическое и психическое здоровье.

 Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Согласно приведенным Минюстом России статистическим данным в 2019 году на принудительном исполнении в территориальных органах ФССП России находилось 837 исполнительных производств об отобрании (передаче) ребенка и определении места жительства ребенка, а за 8 месяцев 2020 года – 517 исполнительных производств.

Как отмечается авторами законопроекта, не всегда административная санкция (17.15 КоАП РФ) обеспечивает надлежащее исполнение положений законодательства РФ. В числе основных причин длительности процедур принудительного исполнения судебных решений называются: отказ ребенка переходить к одному из родителей, агрессивное поведение сторон исполнительного производства во время совершения исполнительных действий, сокрытие ребенка должником, намеренная смена места жительства одной из сторон исполнительного производства или переезд в связи со сложившимися обстоятельствами.

Учитывая, что умышленное неисполнение судебных решений нарушает конституционный принцип исполнимости судебного решения, умаляет авторитет судебной власти и нарушает права взыскателя на эффективную судебную защиту, принятие законопроекта, по мнению его авторов, будет способствовать повышению оперативности и качества принудительного исполнения судебных решений об отобрании (передаче) ребенка, а также мотивации должников к добровольному исполнению требований указанных исполнительных документов.

_____________________________

1 С текстом законопроекта «О внесении изменений в статью 315 Уголовного кодекса Российской Федерации (в части установления уголовной ответственности за неисполнение решения суда об отобрании (передаче) ребенка)» и материалами к нему можно ознакомиться на федеральном портале проектов нормативных правовых актов (ID: 01/05/12-20/00111238).

Источник

Рубрики
Судебная практика

Утвержден третий в 2020 году Обзор судебной практики ВС РФ

Motizova / Depositphotos.com

В Обзоре приведена практика Президиума и судебных коллегий ВС РФ, даны разъяснения по вопросам применения гражданского, административного, налогового, уголовного и иных отраслей законодательства, рассмотрены процессуальные вопросы (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 3 (2020) (утв. Президиумом ВС РФ 25 ноября 2020 г.).

В частности, в Обзоре сформулированы следующие правовые позиции:

  • законодательством о налогах и сборах не установлен обязательный досудебный порядок урегулирования споров для имущественных требований о возврате излишне взысканных налогов;
  • при заключении договора добровольного страхования транспортного средства стороны вправе согласовать условие о страховании только на случай повреждения транспортного средства при управлении им определенным водителем или определенными водителями;
  • нотариального удостоверения допсоглашения о внесении изменений в договор участия в долевом строительстве жилья, касающихся передачи объекта долевого строительства в общую долевую собственность, для осуществления действий по его государственной регистрации не требуется;
  • при подаче в уполномоченный орган заявления о возврате госпошлины, излишне уплаченной с использованием Государственной информационной системы о государственных и муниципальных платежах, дополнительного подтверждения банком факта ее уплаты с использованием указанной информационной системы не требуется;
  • излишне выплаченные в качестве мер социальной поддержки денежные средства должны быть возвращены получателем только в случае установления недобросовестности с его стороны или счетной ошибки. Бремя доказывания недобросовестности со стороны получателя денежных средств возлагается на истца, требующего их возврата. Положения ст. 395 Гражданского кодекса, устанавливающие ответственность за неисполнение денежного обязательства, не подлежат применению к отношениям по предоставлению мер социальной поддержки в виде ежемесячной денежной выплаты;
  • акты, содержащие требования выполнить в установленный срок законные предписания органа (должностного лица) об устранении нарушений законодательства, неисполнение которых влечет привлечение к административной ответственности, могут быть оспорены в порядке административного судопроизводства.

Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Источник