Рубрики
Судебная практика

ВС РФ признал законным разделение медуслуги по акушерству и гинекологии на три самостоятельных вида для целей лицензирования

 
© N.Forenza / Фотобанк Фотодженика

ВС РФ вновь отказал своему «постоянному клиенту» – орловской клинике, которая безуспешно пытается получить лицензию по гинекологии и акушерству (искусственному прерыванию беременности) (Решение Верховного Суда РФ от 19 июля 2022 г. № АКПИ22-342).

В 2020 году клиника дошла до Верховного Суда, оспаривая отказ регионального ОУЗ в выдаче указанной лицензии на оказание первичной специализированной медико-санитарной помощи в амбулаторных условиях: лицензию не выдали, потому что у клиники не было ни малой операционной, ни дневного стационара, ни врача-анестезиолога-реаниматолога. Клиника настаивала на том, что для проведения медикаментозных абортов ни дневной стационар, ни ставка анестезиолога не нужны – во всяком случае, КР по медикаментозному прерыванию беременности этого не требуют. Но суды не поддержали клинику, а ВС РФ отказал ей в пересмотре дела, потому что искусственное прерывание беременности не подразделяется на подвиды в зависимости от метода аборта, а выдача лицензии на часть заявленных видов работ (услуг) невозможна (мы подробно рассказывали об этом деле в октябре 2020 года).

В 2021 году клиника вновь дошла до ВС РФ, оспаривая новый отказ в выдаче той же лицензии по тому же виду медпомощи. Аргументы клиники тоже не изменились, а вот суды расширили перечень контрдоводов:

  • процесс искусственного прерывания беременности медикаментозным способом и соответствующая услуга не единовременны, а носят длительный характер и включают в себя такой этап, когда требуется наблюдение за состоянием пациентки – «динамическое наблюдение», а также этап устранения некоторых осложнений. Порядок оказания медпомощи при искусственном прерывании беременности от 2012 года требует наблюдать за пациенткой не менее 2 часов после приема медикамента, а КР вовсе требуют проводить контрольные визиты, в ходе которых пациентке может потребоваться вакуум-аспирация, а вот её-то как раз и нужно делать в малой операционной в дневном стационаре, причем именно в том месте (по мнению судов), где пациентке ранее дали медикамент (мы подробно рассказывали об этом деле в июле 2021 года).

С 2021 года введен новый Порядок оказания медпомощи по профилю «акушерство и гинекология», согласно которому медпомощь при искусственном прерывании беременности оказывается, в том числе, в амбулаторных условиях, медикаментозный аборт на сроке до 12 недель проводится врачом-акушером-гинекологом в амбулаторных условиях или в условиях дневного стационара с обязательным наблюдением женщины не менее 1,5 – 2 часов после приема лекарственных препаратов., прерывание беременности на более поздних сроках – только в стационаре.

Клиника вновь обратилась за получением вожделенной лицензии, но вновь безуспешно (см. решение АС Орловской области от 14 июля 2022 г. по делу № А48-9558/2021 и более раннее постановление АС Центрального округа от 1 июня 2022 г. № Ф10-1718/22).

Следующим шагом стало оспаривание перечня работ (услуг), составляющих меддеятельность, являющегося приложением к Положению о лицензировании меддеятельности (утв. постановлением Правительства РФ от 1 июня 2021 г. № 852).

Клиника требовала признать данный Перечень частично недействующим в части слов «акушерству и гинекологии (искусственному прерыванию беременности)», потому что:

  • разделение вида работ (услуг) «акушерство и гинекология» на три самостоятельных вида (просто гинекология и акушерство, гинекология-ВРТ и гинекология-аборты) является коррупциогенным,
  • такое разделение не соответствует ч. 2 ст. 1 Закона № 172-ФЗ об антикоррупционной экспертизе НПА, подп. «а», «в» п. 3 методики проведения антикоррупционной экспертизы НПА, утв. постановлением Правительства РФ от 26 февраля 2010 г. № 96;
  • спорное разделение, вопреки мнению об улучшении правового регулирования процесса оказания медицинских услуг и процесса лицензирования этих работ, привело к злоупотреблению своими полномочиями лицензирующих органов, чиновников, осуществляющих лицензирование медицинской деятельности.

Однако ВС РФ отказал в удовлетворении административного иска:

  • процедура принятия и опубликования спорного акта не нарушена, он принят в рамках полномочий правительства РФ;
  • антикоррупционная экспертиза проекта спорного акта была проведена Минюстом, и он никаких коррупциогенных факторов не усмотрел;
  • никаким актам более высокой юридической силы Перечень не противоречит, и вообще носит общий характер и не может расцениваться как нарушающий права административного истца в упоминаемом им аспекте;
  • как следует из объяснений представителя ответчика, работа (услуга) по акушерству и гинекологии (искусственному прерыванию беременности) имеет самостоятельное законченное значение применительно к лицензированию медицинской деятельности. Выделение работы (услуги) по акушерству и гинекологии (искусственному прерыванию беременности) направлено на снижение риска развития осложнений и предотвращение возможности причинения вреда жизни и здоровью женщин после выполнения указанной работы (услуги);
  • следовательно, включение в спорный Перечень отдельных работ (услуг) по акушерству и гинекологии (искусственному прерыванию беременности) соответствует действующему законодательству в сфере охраны здоровья и лицензирования отдельных видов деятельности.

Источник

Рубрики
Судебная практика

ВС РФ отказал в оспаривании постановления Правительства № 336 о проверочном моратории – 2022

 
© PeandBen / Фотобанк Фотодженика

Сразу несколько граждан (не ИП) обратились в Верховный Суд РФ с административным иском о признании частично недействующим п. 9 постановления Правительства РФ от 10 марта 2022 г. № 336 «Об особенностях организации и осуществления государственного контроля (надзора), муниципального контроля» (далее – Постановление № 336). Все они, являясь жертвами недобросовестного бизнеса, пытались привлечь обидчиков к административной ответственности в 2022 году, но всем им соответствующие органы власти (Роспотребнадзор, орган жилнадзора) отказали в помощи, поскольку спорным пунктом Постановления № 336 этим органам запрещено возбуждение дела об АП без проведения КНМ с взаимодействием, а проведение самих таких КНМ возможно лишь с санкции прокурора и по крайне серьезным поводам, таким как, например, непосредственная угроза причинения вреда жизни и тяжкого вреда здоровью (отметим, что свежие поправки в Постановление № 336 разрешили органам жилнадзора проводить проверки без санкции прокурора и по «обычным» жалобам граждан, вне контекста смертельной опасности).

Обиженные граждане пытались оспорить отказы надзорных органов в арбитражном суде, но тщетно, и потому принялись оспаривать п. 9 Постановления № 336 как устанавливающий незаконные ограничения для рассмотрения их заявлений в порядке, предусмотренном КоАП РФ, а именно – противоречащий ст. 1.1, 1.2 КоАП РФ и п. 3 ч. 3 ст. 1 Закона о госконтроле.

Верховный Суд РФ отказал в удовлетворении иска, поскольку:

  • спорный акт принят Правительством РФ в пределах предоставленных ему полномочий (п. 2 ч. 1 ст. 18 Федерального закона от 8 марта 2022 г. № 46-ФЗ), порядок его принятия и опубликования соблюдён;
  • оспариваемое нормативное положение соответствует законодательству и не нарушает прав административных истцов;
  • а главное, дублирующая спорный пункт норма введена уже в сам КоАП РФ (ч. 3.1 ст. 28.1), и действовать она будет не до конца 2022 года, как Постановление № 336, а всегда. Следовательно, никакого противоречия с КоАП РФ нет.

Отметим, что дела, в которых граждане (обычно – потребители) пытаются оспорить отказы надзорных органов в возбуждении дел об АП в 2022 году, довольно распространены (см., например, постановление Восьмого ААС от 8 сентября 2022 г. № 08АП-9348/22). При этом не всегда суды лояльны к бизнесу: иногда они, напротив, отстаивают позицию о возможности возбуждения дел об АП и после 10 марта 2022 года:

    Какие плановые проверки не попали под мораторий, узнайте в Энциклопедии решений системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!
    Получить доступ

  • в постановлении Одиннадцатого ААС от 7 ноября 2022 г. № 11АП-11316/22 (страховка, навязанная покупателю автомобиля; потребитель успешно оспорил отказ Роспотребнадзора в возбуждении дела об АП) суд указал, что ответчик отказал в возбуждении дела об АП со ссылкой на мораторий в отношении проведения проверок, установленный Постановлением № 336, и на разъяснения Минэкономразвития, однако данные разъяснения на рассматриваемую ситуацию не распространяются, поскольку порядок и основания привлечения к административной ответственности регулируются только КоАП РФ.
    Часть 1 ст. 24.5 Кодекса, содержащая обстоятельства, наличие которых исключает начало производства по делу об административном правонарушении или влечет прекращение начатого производства, не содержит такого обстоятельства как принятые Правительством РФ ограничения. Указанные в ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ материалы, сообщения, заявления подлежат рассмотрению должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях. При этом процедура рассмотрения указанных материалов (выявление признаков правонарушения, составления протокола, рассмотрения дела об административном правонарушении) регулируется только нормами самого КоАП РФ и никакими другими законами.
    Приложенные к жалобе потребителя документы в данном случае оказались достаточными для выяснения вопросов, определенных ст. 26.1 КоАП РФ, и исключили надобность проведения административного расследования. Необходимости осуществления каких-либо иных контрольных мероприятий у Управления не возникло. Однако непроведение контрольных мероприятий, даже при наличии постановления Правительства РФ, не является основанием, исключающим возможность возбуждения производства по делу об АП, то есть составления протокола об административном правонарушении;
  • в постановлении Первого ААС от 6 сентября 2022 г. № 01АП-5816/22 (проведена выездная проверка УК МКД, но по основаниям, не связанным с угрозой причинения смерти или тяжкого вреда здоровью (ненадлежащее содержание кровельного покрытия), в период, когда проведение такого КНМ не допускалось; постановление о наказании оставлено в силе) суд указал, что изложенные в обращении собственников помещений МКД и выявленные ГЖИ нарушения Правил эксплуатации жилого фонда создают существенную угрозу охраняемым общественным отношениям (которая заключается в пренебрежительном отношении УК к выполнению своих публично-правовых обязанностей), посягают на государственный порядок правоотношений в сфере содержания жилого фонда, направленный на защиту прав граждан на комфортные условия проживания, обеспечение безопасности жизни и здоровья населения, притом что спорная проверка санкционирована прокурором.

Источник

Рубрики
Судебная практика

ВС РФ проведет особый анализ практики рассмотрения дел о самовольных постройках

© ilixe48 / Фотобанк Фотодженика

Особое внимание в работе Верховного Суда РФ уделяется законности и обоснованности судебных постановлений по делам о правах на недвижимое имущество, в том числе связанных с самовольным строительством. Как отметил Вячеслав Лебедев в ходе совещания с делегатами Х Всероссийского съезда судей от судов, осуществляющих правосудие в ЮФО и СКФО, при рассмотрении данной категории дел судам следует исключить признание права собственности на постройки, которые не соответствуют требованиям, установленным в п. 3 ст. 222 Гражданского кодекса РФ. 

Председатель ВС РФ подчеркнул, что судебная практика рассмотрения дел о самовольных постройках нередко связана с грубым нарушением закона, на которое и стороны, и соответствующие органы власти не реагируют. Подобную тенденцию, по его словам, нельзя оставлять без внимания. «Видимо, по этому вопросу будет особая проверка и анализ этой судебной практики, но вы – в первую очередь, руководители апелляционных и кассационных инстанций, которые проверяют законность и обоснованность решений судов – должны особенно обратить на это внимание», – подчеркнул Вячеслав Лебедев.

Напомним, лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Использование такого строения также не допускается – оно подлежит сносу или приведению в соответствие с параметрами, установленными правилами землепользования и застройки, документацией по планировке территории или обязательными требованиями к параметрам постройки, предусмотренными законодательством (п. 1, п. 2 ст. 222 ГК РФ).

Источник

Рубрики
Судебная практика

Суд: в ходе СОУТ не устанавливается полная занятость работника

© rclassenlayouts / Фотобанк Фотодженика

Гражданин обратился в суд с требованиями к компании-работодателю.

Как указал истец, он работал огнеупорщиком. Проведенной спецоценкой условий труда на рабочем месте установили итоговый класс (подкласс), который относится к вредным условиям. Между тем ответчик не платил в отношении гражданина страховые взносы по дополнительному тарифу и данные его индивидуального лицевого счета в ПФР не уточнял.

Две инстанции разошлись во мнениях. Окружной суд отправил дело на пересмотр.

Можно ли вносить изменения в отчет о проведении СОУТ в случае выявления ошибки? Ответ узнайте в Энциклопедии решений системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!
Получить доступ

Огнеупорщик прямо предусмотрен Списком профессий, дающих право на досрочное пенсионное обеспечение. Между тем выполнение работы по такой профессии не дает такое право, если не подтверждена полная занятость – не менее 80 % рабочего времени.

В данном споре именно работодатель должен был доказать, что занятость была неполной. Между тем все обстоятельства не выяснили.

Специальная оценка условий труда (далее – СОУТ) проводится в т. ч. для того, чтобы установить доптариф страховых взносов в ПФР с учетом класса (подкласса) условий труда на рабочем месте.

При проведении СОУТ и при составлении карты аттестации рабочего места по условиям труда не устанавливается полная занятость работника на определенных видах работ. Соответствующие доказательства предоставляет при разрешении спора работодатель.

Для оценки доводов суд может истребовать подлинные экземпляры сменных заданий, нарядов, распоряжений за весь период работы, локальные нормативные акты, предусматривающие раздельный учет рабочего времени в особых и обычных условиях труда (Определение Седьмого КСОЮ от 26 июля 2022 г. по делу № 8Г-9362/2022).

Источник

Рубрики
Судебная практика

Если поврежденную почву добровольно восстановили до суда, убытки из-за ее порчи могут и не взыскать

© AerialMike / Фотобанк Фотодженика

Управление потребовало обязать общество провести рекультивацию загрязненной земли и возместить ущерб, причиненный почве.

Как указал истец, ответчик допустил разлив навозных масс с фермы КРС на своем участке на соседние территории. Ему вынесли два предписания, а затем оштрафовали за порчу земли.

Окружной суд счел, что в иске следует отказать (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24 июня 2022 г. № Ф01-466/22 по делу № А28-1290/2021).

Вред, причиненный окружающей среде, можно возместить посредством как выплаты убытков, так и выполнения восстановительных мероприятий.

Определяя размер возмещаемого вреда, учитывают затраты причинителя такового на устранение загрязнения, которое он допустил неумышленно. Это возможно, если данное лицо добровольно устранило за свой счет ущерб до того, как в отношении него приняли акты принудительного характера. Если состояние окружающей среды полностью восстановить невозможно, вред в оставшейся части выплачивают деньгами.

В данном деле общество добровольно до суда полностью возместило вред, выполнив рекультивационные работы. По итогам судебной экспертизы установили, что необратимых (невосполнимых) экологических потерь на участках нет. Затраты на эту экспертизу оплачивает управление как судебные расходы.

Источник

Рубрики
Судебная практика

Клиника взыскала с ТФОМС 28 млн руб. за медпомощь, оказанную пациентам из других регионов

© oleksaj / Фотобанк Фотодженикаа

Клиника головной боли (частная медорганизация системы ОМС, без прикрепленного населения) выиграла спор с ТФОМС об оплате первичной специализированной медпомощи, в том числе в условиях дневного стационара, оказанной пациентам из других регионов в 2020-2021 годах. В этом очень интересном деле ТФОМС приводил многочисленные доводы в пользу своей позиции,- как в целом, так и по отдельным страховым случаям, – однако все они были опровергнуты юристом клиники.

Самые интересные эпизоды спора представлены в виде таблицы:

доводы ТФОМС

контрдоводы клиники

клиника не имеет права выдавать направления на оказание плановой специализированной медпомощи по причине отсутствия прикрепленного населения (п.п. 4, 6 Порядка выбора гражданином медорганизации за пределами своего региона, утв. приказом Минздрава РФ от 21.12.2012 № 1342н)

  • клиника представила суду медицинскую лицензию, из которой следует, что в спорном периоде она оказывала исключительно первичную специализированную медико-санитарную помощь. Иные виды медпомощи, в частности, специализированную, в том числе ВМП, на оказание которой фонд ссылается в своем отзыве, клиника согласно условиям лицензии оказывать была не вправе; – согласно подп. 3-5 ст.33 Закона № 323-ФЗ и п. 10 Положения об организации оказания первичной медико-санитарной помощи № 543н, первичная медико-санитарная помощь включает: первичную доврачебную медико-санитарную помощь; первичную врачебную медико-санитарную помощь; первичную специализированную медико-санитарную помощь;
  • в силу абз. 2 п. 21 Положения № 543н первичная специализированная медико-санитарная помощь оказывается по направлению медработников, оказывающих первичную доврачебную и первичную врачебную медико-санитарную помощь, а также при самостоятельном обращении пациента в медицинскую организацию; – следовательно, пациент вправе самостоятельно обратиться для получения первичной специализированной помощи в любую медорганизацию без какого-либо направления; ни Закон № 323-ФЗ, ни Положение № 543н не возлагают на застрахованных лиц обязанности предъявления направления или какого-либо иного документа для получения медпомощи в рамках программы ОМС, как и не предусматривают возможности отказа медорганизации в оказании медицинской помощи;
  • следовательно, фонд неправомерно требовал от клиники при оказании ею первичной медико-санитарной помощи наличия у застрахованных лиц направления от лечащего врача другой медорганизации, имеющей прикрепленное население

фондом не получены счета и реестров счетов в электронном виде за спорные периоды

  • согласно представленной электронной переписке клиника неоднократно направляла счета (реестры счетов) за спорную медпомощь в электронном виде, однако в приеме информационных данных фондом было оказано по причине того, что истец входит в список неактивных;
  • следовательно, истец был лишен возможности предоставить спорные документы в электронном виде; – при этом, как предусмотрено нормой абз. 3 раздела 5.3 Общих принципов построения и функционирования ИС и порядка информационного взаимодействия в сфере ОМС (утв. приказом ФФОМС от 7 апреля 2011 г. № 79), в случае отсутствия возможности обеспечения юридически значимого электронного документооборота, передаваемые документы должны подтверждаться на бумажных носителях;
  • поскольку клиника по техническим причинам не могла обеспечить юридически значимый электронный документооборот, счета (реестры счетов) были предоставлены фонду на бумажных носителях, при этом до представления документов на бумажном носителе клиника предварительно обращалась к фонду с просьбой обеспечить передачу счетов и реестров счетов в электронном виде

 

МЭК выявил нарушения, являющиеся основанием для уменьшения оплаты по коду 3.4

  • уменьшение подлежащей оплате медпомощи по результатам МЭК противоречит цели данной формы контроля, как она определена в п. 3 ст. 40 Закона № 326 и п. 9 Порядка контроля объемов, утв. приказом ФФОМС от 28.02.2019 № 36, потому что по смыслу указанных норм, в ходе МЭК проверяются реестры счетов на соответствие количества пролеченных случаев количеству случаев, распределенному медорганизации комиссией по реализации терпрограммы ОМС, на правильность определения медорганизацией способов оплаты и тарифов на оплату медпомощи;
  • при этом основаниями для неоплаты медпомощи, которые могут быть выявлены в ходе МЭК, являются те, которые указаны в разделе 5 перечня – нарушения в оформлении и предъявлении на оплату счетов и реестров счетов. А фонд по результатам МЭК применил код нарушения 3.4 «Преждевременное с клинической точки зрения прекращение оказания медицинской помощи при отсутствии клинического эффекта», расположенный в разделе 3, в котором содержатся нарушения при оказании медпомощи

клиника некорректно заполнила поле реестра счета по одному из ЕНП – неправильно указана страховая принадлежность – вместо г. Москва (регион 77) указана Волгоградская область (регион 34)

  • Порядок информационного взаимодействия в сфере ОМС разработан ФФОМС,
  • в соответствии с таблицей Б.4 «Перечень событий изменений данных в ЕРЗ и их причин» пункта Б.2.4 «Причины возникновения событий изменения данных в ЕРЗ» раздела Б.2 «Сообщения об изменении данных в ЕРЗ» Приложения Б «Информационное взаимодействие между Региональным и Центральным сегментами единого регистра застрахованных лиц» к Порядку информационного взаимодействия, если постановка на учет произведена на другой территории страхования, ТФОМС, на территории которого застрахованное лицо состояло на учете прежде, должен снять его с учета в своем ИС РС ЕРЗ и послать в ЦС ЕРЗ сообщение о снятии с учета (A08/П02) в связи с постановкой на учет в другом месте;
  • таким образом, изменение территориальной принадлежности осуществляется ТФОМСами, но никак не медорганизацией;
  • при направлении фонду реестра счетов клиникой была указана та страховая принадлежность пациента, которая имелась на дату отправки. Она была изменена только лишь спустя двое суток после отправки клиникой реестра счетов;
  • таким образом, клиника при отправке реестра счетов указала актуальную страховую принадлежность, которая была отражена в информационной системе, но на момент проведения МЭК была помечена как ошибочная, причем такое стало возможным из-за несвоевременного изменения страховой принадлежности пациента ТФОМС Волгоградской области;
  • отказ фонда в оплате спорного счета неправомерен, так как на момент отправки фонду реестра счетов его поля, в том числе о страховой принадлежности, были заполнены корректно;
  • кроме того, в результате внесения фондом клиники в список неактивных организаций, у неё отсутствовала техническая возможность пересдать реестр счетов с учетом изменившейся страховой принадлежности

невозможность проведения идентификации застрахованных лиц в соответствии с Порядком информационного взаимодействия

  • данные, внесенные клиникой в информационную систему, и имеющиеся в составе первичной медицинской документации копии общегражданских паспортов, полисов ОМС и СНИЛС пациентов, опровергают довод фонда о некорректном заполнении реестров счетов;
  • более того, по одному из «спорных» пациентов клиника направляла реестр счетов с указанием информации, идентифицирующей пациента, и при этом по результатам проведенного МЭК внесенные клиникой в реестр счетов данные позволили ответчику идентифицировать пациента, а по оказанной медицинской помощи спустя два месяца эти же данные не позволили идентифицировать того же самого пациента;
  • также принято во внимание, что по вине фонда, отвечающего за корректную работу информационной системы обмена информацией, у клиники отсутствовала техническая возможность пересдать реестр счетов

претензии к спорной медпомощи иногородним пациентам подтверждаются актами МЭЭ от тех ТФОМС, которые застраховали этих пациентов

  • спорные произведенные фондом удержания из объема средств, подлежащих выплате клинике, стали следствием отказов терфондов ОМС по месту страхования оплатить счета самого фонда, но никак не следствием МЭЭ, проведенных фондом в отношении счетов клиники;
  • так, оказав медпомощь иногородним гражданам в спорные периоды, клиника направила фонду счета и реестры счетов, которые были им и не оспариваются. Согласно п. 8 ст. 34 Закона № 326-ФЗ, а также первому предложению п. 161, абз. 1 п. 169 Правил ОМС (в редакции, действовавшей в спорный период) полученные от медорганизации счета за спорные периоды фонд обязан был оплатить не позднее 25 рабочих дней с даты их получения;
  • при этом согласно п. 167 Правил ОМС (в редакции, действовавшей в спорный период) фонд обязан провести МЭК представленного счета (реестра счетов) и при отсутствии дефектов и нарушений, которые предусмотрены Порядком организации и проведения контроля утв. приказом ФФОМС от 28.02.2019 № 36. Такой МЭК, согласно подп.10, 13 Порядка № 36, выполняется фондом в течение 3-х рабочих дней с момента представления счета медорганизацией, и если выявлены дефекты или нарушения, то составляется акт МЭК, который является основанием для уменьшения оплаты счета. Если фондом самостоятельно не выявлены нарушения при оказании медпомощи, то у него отсутствуют основания для уменьшения суммы счета медорганизации; – при этом в установленный 3-дневный срок с даты представления реестров счетов фонд не выявил дефектов, которые позволяли бы уменьшить объем подлежащих оплате денежных средств;
  • при выявлении причин, требующих дополнительного рассмотрения реестра, которые согласно установленной последовательности в отношении форм контроля могут быть выявлены только при проведении МЭК, согласно норме абз. 1 п. 168 Правил ОМС (в редакции, действовавшей в спорный период) фондом могли быть проведены более углубленные формы контроля – МЭЭ или ЭКМП;
  • из нормы абз. 4 п. 168 Правил ОМС (в редакции, действовавшей в спорный период) в системной связи с п. 27 Порядка контроля следует, что только по результатам проведенных до истечения 25-дневного срока на оплату счета медицинской организации медико-экономических экспертиз могут применяться меры, предусмотренные ст. 41 Закона № 326-ФЗ в виде уменьшения подлежащей оплате суммы счета;
  • те МЭЭ, на которые ссылается фонд, предусмотрены подп. 171, 172 Правил ОМС (в редакции, действовавшей в спорный период) и проводятся фондом не в целях проверки качества оказанной медпомощи и применения к медорганизации мер взыскания, предусмотренных ст. 41 Закона № 326-ФЗ (п. 167, 168 Правил ОМС в редакции, действовавшей в спорный период), а в целях урегулирования финансовых разногласий между ТФОМС по месту страхования и месту оказания медпомощи;
  • как следует из содержания п. 170-174 Правил ОМС (в редакции, действовавшей в спорный период), медорганизация не является участницей данной согласительной процедуры между фондами, более того, указанными положениями Правил ОМС не предусмотрено применение к медорганизации каких-либо мер взыскания по ее результатам;
  • таким образом, фонд производил удержания денежных средств исключительно на основании результатов МЭК терфондов по месту страхования, проведенных в отношении счетов самого фонда

счета клиники за оказанную в спорные периоды медпомощь будут оплачены после получения денежных средств от других ТФОМС

  • результаты МЭК фондов по месту страхования не могут являться основанием для удержания средств, предусмотренных нормой п. 1 ст. 41 Закона № 326-ФЗ;
  • бездействие фонда, который не оспаривает наличие задолженности за медпомощь, но при этом не производит ее погашение, ссылаясь не неполучение денежных средств от ТФОМСов по месту страхования, противоречит норме п. 8 ст. 34 Закона № 326-ФЗ и разделу X Правил ОМС, регулирующих порядок расчетов за медпомощь, оказанную застрахованным лицам за пределами субъекта РФ;
  • из буквального смысла указанных норм следует, что сначала фонд в течение 25 рабочих дней с момента получения счета клиники обязан произвести его оплату, и только в последующем ТФОМСы по месту страхования производят возмещение средств ТФОМСу по месту оказания медицинской помощи.

 

Верховный Суд РФ, изучив жалобу ТФОМС, истребовал дело из арбитражного суда региона, но по его изучении не нашел нарушений норм материального права и (или) норм процессуального права, повлиявших на исход дела, и отказал фонду в пересмотра спора (Определение Верховного Суда РФ от 15 августа 2022 г. № 305-ЭС22-10548).

Источник

Рубрики
Судебная практика

Суды разъяснили, в каких случаях можно взыскать убытки по уплате штрафов с организаций, оказывающих услуги по охране труда

© zolnierek / Фотобанк Фотодженика

Может ли работодатель переложить на работника обязанности по хранению или уходу за СИЗ при условии компенсации соответствующих расходов? Ответ узнайте в «Энциклопедии решений. Государственные и корпоративные закупки» системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!
Получить доступ

Жилищно-коммунальная организация (ЖКО) была оштрафована за два нарушения – допуск к работе новых сантехников и электромонтеров без медосмотра и за невыдачу спецодежды мастеру. ЖКО обвинила в этом Центр безопасности труда, который оказывал ей услуги по охране труда. Но ее довод о вине ответчика за непроведение медосмотров отклонен. Ответчик неоднократно напоминал истцу о необходимости направлять к нему новых работников на медосмотр. Но истец не оформил контингенты, подлежащие обязательному медосмотру, хотя списки таких работников были составлены ответчиком. Поэтому наложенный на истца штраф правомерен.

Убытки по уплате второго штрафа истцу удалось взыскать. Ответчик обязан был включить профессию «мастер» в разработанные им нормы бесплатной выдачи средств индивидуальной самозащиты, но не сделал этого. Истец в этом вопросе полагался на него, как на профессионального участника правоотношений (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 9 августа 2022 г. № Ф09-5362/22 по делу № А34-15160/2020).

Источник

Рубрики
Судебная практика

ВС РФ: при разрешении спора по подозрительной сделке нужно оценивать добросовестность контрагента должника-банкрота

© teguhjatipras / Фотобанк Фотодженика

Согласно банкротному законодательству сделка, совершенная в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов должника-банкрота, может быть признана недействительной, если отвечает совокупности следующих условий:

  • она совершена в течение трех лет до принятия судом заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления;
  • в результате совершения сделки действительно был причинен вред имущественным правам кредиторов;
  • контрагент должника знал о соответствующей цели последнего к моменту совершения сделки.

В той же норме – в п. 2 ст. 61.2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – Закон № 127-ФЗ) – указано, при каких обстоятельствах цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, и какие лица – другие стороны таких подозрительных сделок должника – считаются знавшими об этой цели. К последним относятся лица, признанные заинтересованными, а также те, кто знал или должен был знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности должника или недостаточности его имущества.

Данные презумпции о знании обозначенными лицами того, что сделка совершается с целью причинить вред правам кредиторов, опровержимы и применяются, если иное не доказано другой стороной сделки, подчеркивается в п. 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 (далее – Постановление Пленума № 63). А при решении вопроса о том, должна ли эта другая сторона сделки (то есть контрагент должника) знать об указанных обстоятельствах, нужно, по мнению ВАС РФ, принимать во внимание, то, насколько данное лицо могло установить наличие этих обстоятельств, если действовало разумно и проявляло осмотрительность, требуемую условиями оборота.

Там же подчеркивается, что при наличии публикаций о введении наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства при оспаривании сделок должника, совершенных после этих публикаций, на основании п. 2 ст. 61.2 Закона № 127-ФЗ нужно исходить из того, что любое лицо должно было знать о введении в отношении должника соответствующей процедуры банкротства, а значит, и о наличии у него признаков неплатежеспособности – если не будет доказано обратное.

В случае же, когда по признакам подозрительности оспариваются сделки, совершенные до введения процедуры банкротства должника, оценить, могла ли о его неплатежеспособности знать вторая сторона, сложнее, и суды нередко расходятся в своих оценках. Одно из таких дел – с разными мнениями судов о его обстоятельствах – рассмотрел недавно Верховный Суд Российской Федерации.

Фабула дела и позиции судов

В отношении ООО «Константа» (далее – должник) 11 сентября 2017 года было возбуждено дело о банкротстве. 17 ноября 2018 года должник признан банкротом и в отношении него было открыто конкурсное производство сроком на шесть месяцев. 7 ноября 2019 года конкурсный управляющий должника – гражданка К. – подала в суд заявление об оспаривании на основании п. 2 ст. 61.2 Закона № 127-ФЗ сделки должника – договора купли-продажи земельного участка, заключенного 21 августа 2014 года с гражданином С. Также в обоснование требования о признании данной сделки недействительной конкурсный управляющий ссылалась на ее мнимый и безвозмездный характер.

Суд, рассмотрев заявление, требования конкурсного управляющего удовлетворил, следуя такой логике.

  1. Сделка совершена в рамках установленного п. 2 ст. 61.2 Закона № 127-ФЗ трехлетнего периода подозрительности: переход права собственности земельного участка был зарегистрирован 2 декабря 2014 года, а заявление о признании должника банкротом принято к производству 11 сентября 2017 года.
  2. Как отмечается в п. 6 Постановления Пленума № 63, цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается при сочетании двух условий: на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абз. 2-5 п. 2 ст. 61.2 Закона № 127-ФЗ. Среди них в том числе – безвозмездность сделки. В одном из пунктов договора указано, что цена передаваемого по нему земельного участка площадью 1,5 тыс. кв. м (значение округлено), расположенного в Раменском районе Московской области, составляет 222 600 руб. Согласно подписанному в день заключения договора акту приема-передачи имущества средства выплачены в полном объеме до подписания договора (соответствующее положение содержится и в самом договоре). Тем не менее указание на факт передачи денежных средств до подписания договора купли-продажи в отсутствие доказательств фактической передачи денег – а никаких доказательств реальной оплаты, а также наличия у ответчика денежных средств в размере, достаточном для оплаты стоимости приобретенного имущества даже по цене, установленной спорным договором, не было представлено – само по себе не может служить бесспорным доказательством исполнения обязательств покупателем.
  3. Явно заниженная цена продаваемого имущества может свидетельствовать о том, что приобретатель не является добросовестным (такая позиция изложена в п. 9 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. № 126). В рассматриваемом случае цена земельного участка – 222 600 руб., тогда как средняя рыночная его стоимость на дату регистрации права – 2 декабря 2014 года – составляла 2,1 млн руб. (здесь и далее суммы округлены), что подтверждается заключением специалиста от 20 января 2021 года (иной оценки в материалы дела не представлено, о назначении оценочной экспертизы стороны не ходатайствовали), а его кадастровая стоимость по состоянию на 1 января 2018 года – 1,6 млн руб., что позволяет говорить о явном занижении стоимости спорного участка.
  4. Получается, что гражданин С. (ответчик) фактически безвозмездно получил от должника земельный участок и, совершая безвозмездную сделку, не мог не знать о причинении этой сделкой вреда должнику и его кредиторам.
  5. Таким образом, в результате спорной сделки из собственности должника выбыло ликвидное недвижимое имущество, причем в отсутствие какого-либо встречного исполнения со стороны ответчика, что свидетельствует о причинении данной сделкой вреда имущественным правам кредиторов. В связи с этим совокупность условий, необходимых для признания сделки недействительной по специальным основаниям, предусмотренным Законом № 127-ФЗ, признается доказанной, и спорное имущество должно быть возвращено в конкурсную массу в соответствии с п. 1 ст. 61.6 Закона № 127-ФЗ (Определение Арбитражного суда Московской области от 19 августа 2021 года по делу № А41-70837/17).

Получите самую актуальную информацию о новациях банкротного права и повысьте уровень своих знаний в области банкротства на программе повышения квалификации «Актуальные проблемы банкротства юридических лиц»

Суд апелляционной инстанции, в который обратился ответчик, с данной позицией не согласился. Поскольку доказательств аффилированности или иной заинтересованности между сторонами сделки представлено не было, а сведений о банкротстве должника на момент ее совершения не имелось, нет оснований полагать, что ответчик мог знать о цели причинения вреда имущественным правам кредиторов, отметил суд. А раз ответчик не знал и не мог знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, цена договора не имеет квалифицирующего значения в рассматриваемом споре. Кроме того, получение должником встречного удовлетворения подтверждается самими договором и документально не опровергнуто, а значит, нельзя говорить о том, что в результате продажи спорного земельного участка должник не получил равноценного встречного исполнения. Таким образом, совокупность обстоятельств, позволяющая признать сделку недействительной в соответствии с п. 2 ст. 61.2 Закона № 127-ФЗ, не доказана, заключил суд. Напомнив, что само по себе наличие в банкротном законодательстве специальных оснований для оспаривания сделок не исключает возможности квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (на основании ст. 10, ст. 168 Гражданского кодекса), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке, суд пришел к выводу, что в рассматриваемом случае признаков злоупотребления правом сторонами сделки нет (Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 9 ноября 2021 г. № 10АП-20515/21).

Суд округа согласился с доводами апелляционного суда и оставил его решение без изменения (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 2 февраля 2022 г. № Ф05-7240/21).

Позиция ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ (далее – коллегия) при рассмотрении кассационной жалобы конкурсного управляющего учитывала те же положения, что и нижестоящие суды, в частности:

  • непосредственно п. 2 ст. 61.2 Закона № 127-ФЗ, устанавливающий в качестве квалифицирующих признаков подозрительной сделки ее направленность на причинение вреда имущественным правам кредиторов, осведомленность другой стороны сделки о такой противоправной цели, фактическое причинение вреда в результате совершения сделки;
  • п. 7 Постановления Пленума № 63, согласно которому осведомленность контрагента должника о противоправных целях сделки может доказываться через опровержимые презумпции заинтересованности сторон сделки между собой, знание об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках его неплатежеспособности или недостаточности у него имущества.

При этом коллегия пошла дальше и указала, что при разрешении подобных споров судам следует оценивать добросовестность контрагента должника, сопоставляя его поведение с поведением абстрактного участника хозяйственного оборота, который действует в той же обстановке разумно и осмотрительно. Стандарты такого поведения, по мнению коллегии, задаются судебной практикой на основе исследования обстоятельств конкретного дела и мнений участников спора. Поэтому существенное отклонение от стандартов общепринятого поведения является подозрительным и может указывать на недобросовестность лица, допускающего такое отклонение, если не будет доказана его разумность.

Несмотря на то что при оценке поведения ответчика суд первой инстанции не установил его заинтересованность по отношению к обществу, действия лица, приобретающего имущество по цене в несколько раз ниже кадастровой и рыночной его стоимости, нельзя назвать осмотрительными и осторожными. Поскольку многократное занижение стоимости отчуждаемого имущества должно вызвать у любого добросовестного и разумного участника гражданского оборота сомнения в правомерности этого отчуждения, в такой ситуации, по мнению коллегии, предполагается, что покупатель или знает о намерении должника обезопасить свое имущество от обращения на него взыскания и действует с ним заодно, либо понимает, что управляющие должником лица избавляются от его имущества по низкой цене по причинам, не связанным с его экономическими интересами. То есть покупатель в данном случае прямо или косвенно осведомлен о противоправной цели должника.

Таким образом, обстоятельства рассматриваемого спора и доводы конкурсного управляющего об отсутствии надлежащих доказательств как оплаты имущества и получения денежных средств должником, так и финансовой возможности ответчика оплатить имущество, убедительно свидетельствовали о том, что целью отчуждения участка, скорее всего, был вывод ликвидного актива из конкурсной массы, и бремя их опровержения должно было быть переложено на покупателя. Тем не менее никаких индивидуальных особенностей имущества, которые могли бы подтвердить целесообразность такого сильного снижения его стоимости, ответчик не раскрыл, ходатайство о проведении судебной экспертизы для установления рыночной стоимости участка не заявил, доказательств оплаты не представил, добросовестность и разумность своих действий не подтвердил – что, как отметила коллегия, является нарушением требований ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса. 

Учитывая все изложенные обстоятельства, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о наличии у оспариваемой сделки признаков подозрительности, а суд апелляционной инстанции и суд округа в нарушение положений подп. 12-13 ч. 2 ст. 271, подп. 12 ч. 2 ст. 289 АПК РФ не указали конкретных мотивов, обусловивших их противоположные выводы. На этом основании коллегия отменила судебные акты апелляционного суда и суда округа, оставив в силе определение суда первой инстанции (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 4 августа 2022 г. № 305-ЭС21-21196 (5)).

Источник

Рубрики
Судебная практика

Срок давности привлечения к административной ответственности за неуплату штрафа начинается на следующий день после последнего дня для уплаты штрафа

© andreyuu / Фотобанк Фотодженика

После постановления Конституционного Суда РФ от 17 мая 2022 г. № 19-П отмечены некоторые трудности с определением дня совершения правонарушения, которое выражается в неисполнении обязанности к определенному сроку. Напомним, что упомянутым Постановлением № 19-П признаны не соответствующими Конституции РФ те положения ст. 4.5 КоАП, которые позволяли отсчитывать срок давности привлечения к административной ответственности одновременно и со дня совершения нарушения, и со следующего за этим событием дня. И если до принятия Постановления № 19-П казалось совершенно ясным, что срок давности исчисляется со следующего дня после дня истечения срока для исполнения какой-либо обязанности (уплаты штрафа, исполнения предписания), то теперь для расчета срока давности необходимо ясно представлять себе, в какой именно день совершено правонарушение, – в последний день срока (когда обязанность должна была быть исполнена, но исполнение не состоялось), или же правонарушение совершено на следующий день (хотя факт неисполнения обязанности очевиден уже на закате предыдущего дня).

СПРАВКА

Сроки давности привлечения к административной ответственности

Верховный Суд РФ исходит из того, что срок давности в описанной ситуации начинается на следующий день после окончания периода, в течение которого необходимо было исполнить обязанность, в частности, в рамках конкретного дела, – после истечения 180-дневного срока для уплаты штрафа:

  • последний день для уплаты штрафа в данном конкретном деле – 12 апреля 2021 года,
  • в таком случае событие административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, наступило 13 апреля 2021 года,
  • следовательно, срок давности привлечения к административной ответственности за неуплату штрафа также начал исчисляться с 13 апреля 2021 года,
  • и на день вынесения мировым судьей 12 июля 2021 года постановления о назначении административного наказания данный срок не истек (Постановление Верховного Суда РФ от 1 июля 2022 г. № 89-АД22-4-К7).

К сведению: Минюст России уже подготовил проект поправок к КоАП РФ в целях устранения выявленной Конституционным Судом РФ неопределенности в вопросе о начале исчисления срока давности привлечения к административной ответственности.

Источник

Рубрики
Судебная практика

ВС РФ напомнил о правовых последствиях искусственного дробления предъявляемой ко взысканию задолженности

© dookdui / Фотобанк Фотодженика

Ресурсоснабжающая организация, взыскавшая с потребителя часть задолженности за поставленные коммунальные ресурсы, впоследствии вновь обратилась в суд с иском о взыскании оставшейся части долга за спорный период. Арбитражные суды трех инстанций сочли требование истца обоснованным, отклонив довод ответчика о тождественности двух исков (потребитель ссылался, в частности, на то, что исковые требования касаются взыскания задолженности за ресурсы, поставленные в определенный период в одни и те же точки). Суды исходили из того, что истец вправе по своему усмотрению определять необходимый объем судебной защиты, в том числе обращаться за взысканием долга по частям.

Верховный Суд РФ признал этот вывод ошибочным (Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 8 августа 2022 г. № 307-ЭС22-8816). Он указал, что процессуальный закон основан на принципах правовой определенности, стабильности судебного решения и недопустимости повторного рассмотрения уже решенного дела. Судебное разрешение спора ставит в нем точку, освобождая ответчика от опасений дальнейших претензий истца по тому же поводу.

Истец, в силу принципа диспозитивности распоряжения процессуальными правами, действительно вправе истребовать судебную защиту в том объеме, который считает необходимым, взыскав лишь часть задолженности. Однако дробление одного и того же долга на части и его последовательное взыскание не изменяет основание иска – фактические обстоятельства спора. В связи с этим второй и последующий иски в подобной ситуации тождественны первоначальному и суд либо отказывает в их принятии (п. 2 ч. 1 ст. 127.1 Арбитражного процессуального кодекса), либо прекращает производство по делу (п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК РФ). Кроме того, искусственное дробление истцом своего требования может свидетельствовать о злоупотреблении процессуальными правами.

Вместе с тем ВС РФ пришел к заключению, что в рассматриваемом случае ошибочный вывод судов об отсутствии тождества исков не привел к неправильному решению. Совпадение заявленных в первом и втором деле спорных периодов произошло из-за некорректно сформулированных исковых требований, фактически же истцом взыскивалась задолженность за разные периоды. Временной период образования задолженности, как отметил ВС РФ, относится к фактическим обстоятельствам дела, поэтому несовпадение спорных периодов влечет несовпадение и оснований исков.

Источник