Рубрики
Судебная практика

Мораторий на возбуждение дел о банкротстве: возможность неначисления финансовых санкций за неисполнение обязательств не находящимися на грани банкротства должниками

Grand_Design / Depositphotos.com

В декабре прошлого года Верховный Суд Российской Федерации дал разъяснения по ряду вопросов, связанных с применением ст. 9.1 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которая закрепляет право Правительства РФ на введение в исключительных случаях моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям кредиторов, – они содержатся в Постановлении Пленума ВС РФ от 24 декабря 2020 г. № 44 (далее – Постановление № 44). Данное право, напомним, уже было реализовано – соответствующий мораторий, введенный в связи с пандемией COVID-19 в отношении определенных категорий должников, действовал с 6 апреля прошлого года по 7 января текущего года включительно (Постановление Правительства РФ от 3 апреля 2020 г. № 428, Постановление Правительства РФ от 1 октября 2020 г. № 1587).

Среди прочего ВС РФ (далее также – Суд) указал в этих разъяснениях, что во время действия моратория финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства: проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 Гражданского кодекса), неустойка (ст. 330 ГК РФ), пени за просрочку уплаты налога или сбора (ст. 75 Налогового кодекса) и другие – не начисляются по возникшим до введения моратория требованиям к лицу, подпадающему под его действие. А значит, заявление кредитора о взыскании с такого лица финансовых санкций за период действия моратория, поданное в общеисковом порядке, не подлежит удовлетворению. Кроме того, лицо, на которое распространяется мораторий, может заявить возражения об освобождении от уплаты неустойки и в случае, когда в суд не подавалось заявление о его банкротстве (п. 7 Постановления № 44).

Однако в указанном пункте также отмечается, что при рассмотрении спора о взыскании неустойки или иных финансовых санкций за период действия моратория соответствующие возражения ответчика могут и не учитываться – если будет доказано, что он, хотя и является лицом, на которое распространяется мораторий, на самом деле не пострадал от обстоятельств, послуживших основанием для его введения, в связи с чем ссылки данного лица на мораторий представляют собой не что иное, как проявление заведомо недобросовестного поведения. В такой ситуации суд может удовлетворить иск о взыскании финансовых санкций полностью или частично – в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий поведения ответчика, подчеркнул ВС РФ.

Несмотря на данные разъяснения, на практике возникают дополнительные вопросы, касающиеся возможности неначисления финансовых санкций за период действия моратория определенным должникам. Наглядно демонстрирует это недавно рассмотренное ВС РФ дело по соответствующему спору, ответчиком в котором является организация, не находящаяся ни в процедуре банкротства, ни в предбанкротном состоянии. Суду, в частности, пришлось дополнительно пояснить, как следует применять содержащееся в п. 7 Постановления № 44 разъяснение, поэтому стоит обратить внимание на принятое по этому делу решение – Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 19 апреля 2021 г. № 305-ЭС20-23028.

 

Фабула дела и позиции судов

В декабре 2015 года ПАО «Туполев» (далее – продавец) и АО «Ред Вингс» (далее – покупатель) заключили договор, согласно которому продавец обязуется передать в собственность покупателя комплект технической документации, а покупатель – оплатить и принять его. Продавец свое обязательство по договору выполнил, что подтверждается актом сдачи-приемки комплекта документов от 21 июня 2017 года, подписанным сторонам. В нем же указано, что оплата по договору не производилась и покупатель должен перечислить продавцу установленную договором сумму – около 4 млн руб. (здесь и далее суммы округлены). 25 июля того же года покупатель заплатил продавцу 500 тыс. руб., остальная сумма – более 3, 5 млн руб. – осталась долгом покупателя, который он не уплатил даже после направления ему продавцом претензии с требованием о погашении задолженности в декабре 2018 года. В связи с этим продавец (далее также – истец) обратился в суд с требованием о взыскании с покупателя (далее также – ответчик) задолженности в размере 3,5 млн руб., процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 26 июля 2017 по 3 февраля 2020 года – в размере 692 тыс. руб., а также за период с 4 февраля 2020 года до момента фактического исполнения обязательства.

В отзыве на исковое заявление ответчик подтвердил факт наличия задолженности, но попросил уменьшить неустойку по ст. 333 ГК РФ.

Суд первой инстанции напомнил, что по общему правилу положения указанной статьи не применяются к размеру процентов, взыскиваемых в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК РФ (указание на это содержится в п. 48 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7). При этом уменьшение таких процентов возможно: в случае, когда подлежащая уплате сумма процентов явно несоразмерна последствиям нарушения денежного обязательства, суд по заявлению должника может ее уменьшить, но итоговый размер процентов не может быть меньше суммы, определенной исходя из ключевой ставки Банка России, которая действовала в соответствующий период (п. 6 ст. 395 ГК РФ). В рассматриваемом деле задолженность составляет 3,5 млн руб., так что установленный размер процентов – 692 тыс. руб. – соразмерен последствиям нарушения обязательства, посчитал суд и удовлетворил требования истца (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 5 июня 2020 г. по делу № А40-54774/2020). Апелляционный суд с этим выводом согласился (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14 августа 2020 г. № 09АП-36176/20).

В кассационной жалобе, помимо просьбы о снижении неустойки на основании п. 6 ст. 395 ГК РФ, ответчик сослался на невозможность взыскания процентов за период с 6 апреля 2020 года – в связи с введением моратория на возбуждение дел о банкротстве, предусматривающего в том числе неначисление финансовых санкций за неисполнение обязательств.

 Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Суд округа, рассмотрев жалобу, подтвердил обоснованность отклонения нижестоящими судами доводов ответчика о несоразмерности суммы начисленных процентов за пользование чужими денежными средствами последствиям неисполнения обязательства. Кроме того, он не согласился и с доводами о невозможности взыскания процентов с 6 апреля прошлого года в связи с введением «банкротного» моратория, отметив, что принимаемые органами власти меры, направленные на защиту лиц, для которых исполнение гражданско-правовых обязательств является затруднительным в связи с пандемией COVID-19, не должны применяться без оценки конкретных обстоятельств спора. В рассматриваемом случае основной период просрочки приходится на даты до 6 апреля 2020 года, а значит, применение в отношении ответчика соответствующего «льготного» режима, предполагающего неначисление процентов, не является обоснованным, заключил суд и оставил решения судов первой и апелляционной инстанций без изменения (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 1 декабря 2020 г. № Ф05-19743/20).

 

Позиция ВС РФ

В поданной в ВС РФ кассационной жалобе ответчик просил изменить вынесенные по делу судебные акты в части начисления процентов, а именно: исключить из срока, за который они начислены, период с 6 апреля 2020 года по 7 января 2021 года в связи с тем, что он является лицом, на которое в соответствии с п. 1 ст. 9.1 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ распространяется действие моратория на возбуждение дел о банкротстве, предполагающего в том числе освобождение от гражданско-правовой ответственности за нарушение договорных обязательств.

Истец в отзыве на жалобу просил оставить ее без удовлетворения в связи с невыполнением ответчиком обязанности по доказыванию обстоятельств, связанных с его правом на освобождение от гражданско-правовой ответственности.

Рассмотрев жалобу, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ (далее – коллегия), отметила в первую очередь, что установленный в рамках моратория на возбуждение дел о банкротстве запрет на применение финансовых санкций за неисполнение денежных обязательств по требованиям, возникшим до введения моратория, организациями, осуществляющими деятельность в наиболее пострадавших в связи с распространением новой коронавирусной инфекции отраслях, не зависел ни от доказанности факта нахождения должника в предбанкротном состоянии, ни от причин просрочки исполнения обязательств. Цель освобождения от ответственности – уменьшить финансовое бремя должника в тот период, когда оно усугубляется объективными экстраординарными обстоятельствами.

Поскольку одним из критериев отнесения должников к числу лиц, подпадающих под действие моратория, являлся код основного вида деятельности в соответствии с ОКВЭД (подп. «а» п. 1 Постановления Правительства РФ от 3 апреля 2020 г. № 428), и таким видом деятельности для ответчика является осуществление пассажирских авиаперевозок, что соответствует коду ОКВЭД 51.1 (он же указан в регистрационных документах ответчика), который включен в перечень наиболее пострадавших в связи с распространением COVID-19 отраслей экономики, на ответчика в полной мере распространялись нормы об освобождении от ответственности за невыполнение денежных обязательств в период действия моратория, подчеркнула коллегия. С доводом истца о том, что для освобождения от ответственности ответчик был обязан сделать соответствующее заявление, она не согласилась, отметив, что указание в абз. 1 п. 7 Постановления № 44 на право ответчика заявить возражение об освобождении от уплаты неустойки и в случае, когда в суд не подавалось заявление о его банкротстве, сделано для того, чтобы пояснить, что мораторий распространяется и на лиц, соответствующих установленным Правительством РФ критериям и не находящихся в процедуре банкротства, более широкое толкование данного разъяснения недопустимо. 

При этом коллегия отметила, что, рассматривая спор, суд должен был как минимум поставить на обсуждение вопрос о наличии в деянии должника всех признаков правонарушения, позволяющих привлечь его к ответственности. Исследование этих обстоятельств в данном случае гарантировало бы соблюдение прав и ответчика, и истца, заявившего о недобросовестном поведении ответчика и отсутствии для его деятельности негативных последствий, вызванных обстоятельствами, которые послужили основанием для введения моратория. Однако суды первой и апелляционной инстанций разрешили спор без исследования обстоятельств, касающихся ответственности ответчика, что является существенным нарушением норм права, а окружной суд их ошибку не исправил, заключила коллегия и отменила вынесенные по делу судебные акты в части взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами. В этой части дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции – ему предписано исследовать вопрос о наличии у ответчика права на освобождение от гражданско-правовой ответственности за просрочку исполнения денежного обязательства в период с 6 апреля 2020 по 7 января 2021 года и принять решение о возможности начисления процентов за спорный период по результатам изучения доводов истца о злоупотреблении ответчиком своим правом. 

Источник

Рубрики
Судебная практика

Новый обзор по УК РФ в Энциклопедии судебной практики в системе ГАРАНТ

civic_dm@hotmail.com / Depositphotos.com

Среди обзоров Энциклопедии судебной практики по Уголовному кодексу РФ появился новый обзор – «Злоупотребление полномочиями (Ст. 201 УК)».

В нем собраны и систематизированы правовые позиции судов по целому ряду вопросов, касающихся общей характеристики ст. 201 Уголовного кодекса (например, по таким как: определение субъекта преступления по ст. 201 УК РФ; понятие и виды злоупотребления полномочиями; оценивание существенности вреда как признака объективной стороны состава преступления; отграничение преступления по ст. 201 УК РФ от других преступлений и многим иным вопросам). Кроме того, в Обзоре отдельно представлены правовые позиции, касающиеся преступлений, квалифицируемых по ч. 1 ст. 201 УК РФ, и преступлений, квалифицируемых по ч. 2 ст. 201 УК РФ.

 Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Источник

Рубрики
Судебная практика

ВС РФ: к нерабочим дням с 4 по 7 мая применяются ранее сформулированные правовые позиции по вопросам исчисления сроков

stevanovicigor / Depositphotos.com

Верховный Суд РФ сообщил, что к нерабочим дням с 4 по 7 мая 2021 г. включительно, установленным Указом Президента РФ от 23 апреля 2021 г. № 242, применяются разъяснения, содержащиеся в Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1, утв. Президиумом ВС РФ 21 апреля 2020 г. (Ответ на вопрос о применении судами законодательства в связи с установлением в Российской Федерации нерабочих дней с 4 по 7 мая 2021 г. включительно, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 28 апреля 2021 г.)

 Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Напомним, что применительно к нерабочим дням, объявленным Президентом РФ в прошлом году, в названном обзоре сформулированы, в частности, следующие правовые позиции.

  • Соответствующие нерабочие дни включаются в процессуальные сроки и не являются основанием для переноса дня окончания процессуальных сроков на следующий за ними рабочий день (ответ на вопрос 2).
  • В случае, если последний день срока, на который отложено судебное разбирательство, приходится на нерабочий день (в том числе объявленный таковым в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения), то с учетом ч. 4 ст. 114 АПК РФ днем окончания такого срока считается первый следующий за ним рабочий день (ответ на вопрос 3).
  • Сроки совершения процессуальных действий лицами, участвующими в деле, пропущенные в связи с введенными мерами по противодействию распространению новой коронавирусной инфекции (ограничение свободного перемещения граждан, их нахождения в общественных местах, государственных и иных учреждениях, изменения в работе органов и организаций), подлежат восстановлению в соответствии с процессуальным законодательством (ответ на вопрос 4).
  • При отсутствии иных оснований для освобождения от ответственности за неисполнение обязательства (ст. 401 ГК РФ) установление нерабочих дней не является основанием для переноса срока исполнения обязательства исходя из положений ст. 193 ГК РФ. Аналогичным образом следует определять и момент окончания срока исковой давности при отсутствии предусмотренных ст. 202 Гражданского кодекса оснований для его приостановления (ответ на вопрос 5).
  • Невозможность для граждан в условиях принимаемых ограничительных мер обратиться в суд с иском (режим самоизоляции, невозможность обращения в силу возраста, состояния здоровья или иных обстоятельств через интернет-приемную суда или через организацию почтовой связи) может рассматриваться в качестве уважительной причины пропуска срока исковой давности и основания для его восстановления на основании ст. 205 ГК РФ (ответ на вопрос 6).
  • Восстановление пропущенных сроков на предъявление кредиторами требований по делу о банкротстве и (или) признание соблюденными сроков на совершение иных действий по делу о банкротстве производится с учетом фактических обстоятельства каждого конкретного дела (ответ на вопрос 11).
  • В том случае, если окончание срока обжалования постановления по делу об административном правонарушении приходится на день, объявленный нерабочим, последний день такого срока не переносится на следующий рабочий день, а постановление вступает в законную силу на следующий день, по истечении названного срока.

При этом КоАП РФ допускает возможность восстановления данного срока в случае его пропуска по ходатайству лица, подающего жалобу (приносящего протест). Уважительными причинами пропуска могут быть признаны обстоятельства, которые объективно препятствовали или исключали своевременную подачу жалобы (например, нахождение лица на лечении в медицинском учреждении, применение к лицу изоляционных мер различного характера в порядке, предусмотренном законодательством в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, или мер ограничительного характера, примененных в соответствии с законодательством о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера) (ответ на вопрос 26).

Источник

Рубрики
Судебная практика

КС РФ разъяснил, как оплачивать за отопление лестничных площадок, подвалов и подъездов

Kreativ / Depositphotos.com

Постановление Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2021 года № 16-П (далее – Постановление № 16-П) опубликовано вчера на официальном сайте Суда.

Суд рассматривал вопрос о правомерности взимания платы за коммунальную услугу по отоплению помещений общего пользования с жителей, помещения которых отапливаются автономно.

Так, в КС РФ обратилась жительница многоквартирного дома, который подключен к централизованной системе отопления. Однако, большая часть помещений, как жилых, так и нежилых, в доме обогревается при помощи газовых котлов.

С 2018 года собственники таких помещений получают квитанции на оплату коммунальной услуги по отоплению, предоставляемую на общедомовые нужды, исходя из показаний коллективного прибора учета тепловой энергии.

Жители с указанными начислениями не согласны, поскольку места общего пользования не оборудованы радиаторами, трубопроводами системы отопления, а инженерные сети в подвальных помещениях не обладают признаками теплопотребляющих устройств. Указанный факт подтвержден заключением судебной строительно-технической экспертизы.

За разрешением спора, жительница обратилась в суд.

Суды всех инстанций отказали в удовлетворении требований по аннулированию вмененных жителям дома начислений, указывая, что законом не предусмотрено освобождение собственников помещений, имеющих автономную систему отопления, от оплаты коммунальных услуг на общедомовые нужды.

Рассматривая дело, КС РФ пришел к следующим выводам. В частности, Суд указал на необходимость законодательного урегулирования механизма расчета платы, который будет учитывать не только потребление тепловой энергии на общедомовые нужны, поступившей по централизованной системе теплоснабжения, но и вырабатываемой индивидуальными источниками. Действующий порядок расчета платы за отопление никак не учитывает данное обстоятельство.

В Постановлении № 16-П отмечается, что собственники жилых и нежилых помещений, вне зависимости от используемого ими источника теплоснабжения (индивидуального или централизованного) фактически участвуют в опосредованном отоплении помещений общего пользования, при условии соблюдения ими норматива поддержания температурного режима в принадлежащих им помещениях, а значит, несут расходы на отопление всего дома.

В связи с указанным, КС РФ признал абз. 3 п. 42.1 Правил от 6 мая 2011 года № 354 «О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов» не соответствующими Конституции Российской Федерации.

КС РФ указал, что после законодательной проработки механизма расчета платы для таких случаев, истица сможет получить компенсацию, форма и размер которой определит суд.

Источник

Рубрики
Судебная практика

КС РФ определил условия, когда можно взыскивать единственное жилье у должника

SergPoznanskiy / Depositphotos.com

Постановление Конституционного Суда РФ от 26 апреля 2021 года «По делу о проверке конституционности положений абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК РФ и п. 3 ст. 213.25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобой гражданина И.И.Ревкова» (далее – Постановление № 15-П) размещено вчера на официальном сайте Суда.

Судом рассмотрен вопрос о правомерности изъятия за долги единственного жилья у должника и его семьи.

Так, в КС РФ обратился гражданин, который более 20 лет назад одолжил денежные средства своей знакомой по договору займа. В последствии гражданка долг не вернула и истец обратился за решением спора в суд.

Первые инстанции правомерность долга признали, однако исполнительное производство не дало результата по возврату полной суммы истцу.
Более того, за годы невозврата сумма долга была проиндексирована и по состоянию на 2018 год возросла с 772 тыс. до 4 млн руб.

В 2019 году должница была признана банкротом (Решение Арбитражного суда Калужской области от 28 июня 2019 года по делу № А23-2838/2019)1.

Как выяснилось, в 2009 году она потратила заемные средства на приобретение квартиры площадью более 110 кв. м.

Истец заявил требование – включить в перечень имущества, подлежащего реализации, жилое помещение – квартиру должника. Однако, заявителю было отказано на основании ст. 446 Гражданского процессуального кодекса (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 29 сентября 2020 года № Ф10-6607/19 по делу № А23-2838/2019).

НАША СПРАВКА

Взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на жилое помещение (его части), если для должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание (ч. 1 ст. 446 ГПК РФ).

Истец обратился в Верховный Суд РФ, однако также получил отказ (Определение Верховного Суда от 12 января 2021 года № 310-ЭС20-21027).

«Спорное жилое помещение является единственным жильем и не подлежит включению в конкурсную массу», – указал в определении Суд.

Рассматривая дело и отправляя его на пересмотр, КС РФ пришел к следующим выводам, в частности, на необходимость законодательного пересмотра безусловности исполнительского (имущественного) иммунитета на единственное жилье гражданина.

«Назначение исполнительского иммунитета состоит не в том, чтобы в любом случае сохранить за гражданином-должником право собственности на жилое помещение, а в том, чтобы не допустить нарушения конституционного права на жилище в самом его существе», – указал КС РФ.

Как отмечено, корректировке подлежит и порядок обращения взыскания на жилое помещение, которое очевидно превышает по своим характеристикам уровень обеспеченности жилплощадью (ст. 50 Жилищного кодекса РФ). Суд отметил, что указанный уровень приемлем в конкретной социально-экономической обстановке, которая и дает представление о том, какое жилье может удовлетворять разумную потребность человека в жилище.

В Постановлении № 15-П КС РФ также подчеркнул обязательность допущения законом обращать взыскание на единственное жилое помещение должника на основании судебного решения, при условии установления факта, свидетельствующего о несоразмерности доходов должника его обязательствам перед кредитором.

_____________________________

1 С текстом Решения Арбитражного суда Калужской области от 28 июня 2019 года по делу № А23-2838/2019 можно ознакомиться на официальном сайте суда.

Источник

Рубрики
Судебная практика

Сторона спора не лишается права на возмещение судебных расходов, если ее интересы представлял супруг-адвокат

belchonock / Depositphotos.com

Определением суда общей юрисдикции гражданке, которая ранее выиграла судебный спор, связанный с правом собственности на квартиру, было отказано в возмещении понесенных в рамках этого дела расходов на представителя. Причиной отказа послужило то обстоятельство, что интересы истицы представлял адвокат, являющийся ее супругом. В связи с этим суд пришел к выводу, что денежная сумма, уплаченная из семейного бюджета, фактически не выбыла из общей совместной собственности супругов, а потому не может быть признана судебными расходами. Апелляционная и кассационная инстанции согласились с этим выводом (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 марта 2021 г. № 117-КГ20-3-К4).

Верховный Суд РФ отменил ранее принятые судебные акты и направил дело на новое рассмотрение. Он указал, что вопросы, связанные с возмещением судебных расходов, регулируются процессуальным, а не семейным законодательством. Такие расходы подлежат возмещению, если понесшее их лицо представит в их подтверждение допустимые и достаточные доказательства.

В рассматриваемом случае в качестве подтверждения соответствующих расходов заявитель представила договор поручения, предусматривающий оказание юридических услуг по ранее рассмотренному делу, адвокатский ордер на представление интересов доверителя в судах и квитанцию об оплате согласованного вознаграждения. Данные документы, по мнению ВС РФ, в полной мере соответствуют п. 2 ст. 6 и п. 6 ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и являются надлежащим доказательством расходов на представителя.

Кроме того, ВС РФ отметил, что предметом спора в деле, с которым связаны расходы на представителя, являлось личное имущество истца, и что супруги как субъекты, наделённые гражданской правоспособностью и дееспособностью, вправе заключать между собой любые сделки, не противоречащие закону.

 Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Источник

Рубрики
Судебная практика

КС РФ: нынешняя редакция ст. 116.1 УК РФ о побоях не обеспечивает эффективной защиты от домашнего насилия

AerialMike / Depositphotos.com

Конституционный Суд РФ рассмотрел вопрос о соответствии Конституции РФ ст. 116.1 Уголовного кодекса в связи с жалобой гражданки, которая неоднократно подвергалась побоям со стороны брата.

В 2018 году брат заявительницы был привлечен к административной ответственности за побои, а в мае 2019 года – к уголовной ответственности за повторные побои. Позднее, в октябре 2019 года, имея неснятую и непогашенную судимость, он вновь нанес побои сестре. Тем не менее это было квалифицировано как административное правонарушение. Попытка добиться уголовного наказания по ст. 116.1 УК РФ, которая применяется в случае, если виновный ранее был подвергнут административному наказанию за побои, не увенчалась успехом. Принимая решение о привлечении к административной, а не уголовной ответственности, судья исходил из того, что нанесение побоев в октябре 2019 года имело место после истечения периода, когда лицо считается подвергнутым административному наказанию (согласно ст. 4.6 КоАП это срок со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления).

По мнению заявительницы, ст. 116.1 УК РФ противоречит Конституции РФ, поскольку не обеспечивает эффективной защиты от домашнего насилия и не позволяет привлечь к уголовной ответственности за побои (при отсутствии признаков, указанных в ст. 116 данного Кодекса) лицо, имеющее неснятую и непогашенную судимость по оспариваемой статье.

Исследовав материалы дела, Конституционный Суд РФ поддержал заявительницу и признал ст. 116.1 УК РФ неконституционной. При этом он отметил следующее.

Дифференцировав публично-правовую ответственность за нанесение побоев в зависимости от их совершения впервые или повторно, федеральный законодатель не должен был игнорировать состояние предшествующей судимости за это деяние, поскольку она объективно свидетельствует о повышенной общественной опасности такого насилия и лица, его причинившего. Однако в ст. 116.1 УК РФ ответственность установлена только для лиц, совершивших деяние в период, когда они считаются подвергнутыми административному наказанию. Истечение же данного периода означает оценку содеянного как административного правонарушения, причем впервые совершенного, даже если виновный имеет неснятую и непогашенную судимость по названной статье или за более тяжкое преступление, где побои выступают составообразующим признаком объективной стороны или ее составной частью. Между тем общественная опасность повторного – в связи с предшествующим привлечением уже не к административной, а к уголовной ответственности – нанесения побоев не может оцениваться как снизившаяся.

Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Статья 116.1 УК РФ не соответствует Конституции РФ в той мере, в какой не обеспечивает соразмерную уголовно-правовую защиту права на личную неприкосновенность и права на охрану достоинства личности от насилия в случае, когда побои нанесены или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, совершены лицом, имеющим судимость за предусмотренное в этой статье или аналогичное по объективным признакам преступление, ведет к неоправданным различиям между пострадавшими от противоправных посягательств, ставит лиц, имеющих судимость, в привилегированное положение по отношению к лицам, подвергнутым административному наказанию.

Федеральному законодателю надлежит внести в Уголовный кодекс РФ необходимые изменения и установить дополнительный компенсаторный механизм для потерпевших, в делах которых – с момента вступления в силу рассматриваемого постановления КС РФ и до введения в действие вытекающих из него законодательных изменений – ст. 116.1 УК РФ будет применена в том аспекте, в котором она признана не соответствующей Конституции РФ.

Исходя из принципа недопустимости обратной силы закону, устанавливающему более тяжелую ответственности, данное постановление не может быть использовано для пересмотра дела заявительницы, но, как указал КС РФ, она имеет право на обращение в суд за компенсацией (Постановление Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2021 г. № 11-П).

Источник

Рубрики
Судебная практика

КС РФ: назначение за одно правонарушение одновременно судебного и административного штрафа не допускается

Pakhnyushchyy / Depositphotos.com

Предметом рассмотрения КС РФ стал вопрос о конституционности ч. 4 ст. 14.13 КоАП РФ, которой установлена административная ответственность за воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего, конкурсного управляющего либо временной администрации финансовой организации, выражающееся в том числе в непредоставлении (несвоевременном предоставлении) этим лицам сведений или документов, необходимых для исполнения возложенных на них обязанностей (Постановление Конституционного Суда РФ от 6 апреля 2021 г. № 10-П).

Поводом для рассмотрения этого вопроса послужила жалоба директора организации, привлеченного к ответственности в связи с непредоставлением временному управляющему бухгалтерских и иных документов, отражающих экономическую деятельность должника за три года, предшествующих введению процедуры наблюдения. В связи с тем, что соответствующая обязанность была предусмотрена определением арбитражного суда о введении наблюдения, на заявителя в порядке ст. 119, ст. 120 и ст. 332 АПК РФ был наложен судебный штраф за неисполнение судебного акта. Вскоре после этого он был также оштрафован на основании ч. 4 ст. 14.13 КоАП РФ за нарушение п. 3.2 ст. 64 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которым установлена обязанность руководителя должника про предоставлению документов, воспроизведенная в определении арбитражного суда о введении наблюдения.

При производстве в рамках дела об административном правонарушении был отклонен довод заявителя о недопустимости привлечения его к административной ответственности после назначения судебного штрафа. Суды пришли к выводу, что в действиях заявителя имеют место два самостоятельных правонарушения — неисполнение акта арбитражного суда, ответственность за которое предусмотрена АПК РФ, и несоблюдение требований законодательства о банкротстве, влекущее административную ответственность. Поскольку судебный штраф не является мерой административной ответственности, его наложение, по мнению судов, не исключает возможности применения к заявителю административного взыскания.

Как происходит передача документации, печатей, имущества и т.п. должника арбитражному управляющему, узнайте в «Энциклопедии решений» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получить полный доступ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ

Оценивая обстоятельства дела, КС РФ указал, что в силу п. 3.2 ст. 64 Закона о банкротстве введение арбитражным судом в отношении должника процедуры наблюдения и утверждение временного управляющего автоматически влечет за собой возникновение у руководителя должника обязанности, помимо прочего, предоставить временному управляющему бухгалтерские и иные документы, отражающие экономическую деятельность должника за три года до введения наблюдения. Следовательно, неисполнение этой обязанности является нарушением именно законодательства о банкротстве, а не судебного акта арбитражного суда о введении наблюдения, в котором воспроизведена соответствующая норма. В таком случае нарушитель подлежит ответственности на основании положений КоАП РФ.

Толкование же действующего правового регулирования в значении, допускающем применение к руководителю должника и административного наказания за незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего, и судебного штрафа за неисполнение судебного акта арбитражного суда в связи с установленным в отношении него одним и тем же фактом нарушения обязанности, предусмотренной п. 3.2 ст. 64 Закона банкротстве, вступало бы, по мнению КС РФ, в противоречие как с конституционным запретом повторного привлечения к ответственности за одно и то же деяние, так и с принципами обоснованности и соразмерности (пропорциональности) ограничения прав и свобод человека и гражданина.

Поскольку норма ч. 4 ст. 14.13 КоАП РФ в системе действующего правового регулирования не предполагает такой возможности, она признана не противоречащей Конституции Российской Федерации.

Источник

Рубрики
Судебная практика

Отказ в возбуждении дела об административном правонарушении может быть оспорен как по форме, так и по содержанию

AerialMike / Depositphotos.com

Конституционный Суд РФ рассмотрел вопрос о соответствии Конституции РФ ч. 5 ст. 28.1 КоАП и ч. 3 ст. 201 Арбитражный процессуальный кодекс в связи с жалобой гражданки, которой решением арбитражного суда было отказано в признании незаконным бездействия территориального управления Росреестра, выразившегося в уклонении от принятия решения о возбуждении либо об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении (Постановление Конституционного Суда РФ от 30 марта 2021 г. № 9-П).

Гражданка, обладающая статусом индивидуального предпринимателя, обратилась в управление Росреестра с заявлением о возбуждении дела об административных правонарушениях в отношении другого ИП, а также юридического лица, допустивших, по мнению заявительницы, нарушение правового режима земельных участков, прилегающих к принадлежащему ей объекту недвижимости. По результатам рассмотрения этого обращения управление пришло к выводу об отсутствии оснований для проведения внеплановой выездной проверки, о чем уведомило заявительницу письмом.

Полагая, что в силу ч. 4 и 5 ст. 28.1 КоАП РФ итогом рассмотрения ее обращения должно являться либо возбуждение дела об административном правонарушении, либо вынесение определения об отказе в возбуждении дела, заявительница обжаловала в суд бездействие управления в части уклонения от принятия соответствующего процессуального решения.

Арбитражные суды первой и апелляционной инстанций признали, что своим письмом управление фактически отказало в возбуждении дела об административном правонарушении, однако не вынесло по этому вопросу определения, как того требует ч. 5 ст. 28.1 КоАП РФ. Вместе с тем суды сочли, что это обстоятельство не нарушает права заявительницы.

Кассационная инстанция, с учетом того, что управление не установило оснований для проведения внеплановой выездной проверки, не согласилась с выводом нижестоящих судов о необходимости принятия по результатам рассмотрения обращения решения о возбуждении либо об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении. Но поскольку этот вывод не повлек вынесения неправосудного решения, ранее принятые судебные акты были оставлены без изменения.

В жалобе, поданной в КС РФ, заявительница оспорила конституционность ч. 5 ст. 28.1 КоАП РФ и ч. 3 ст. 201 АПК РФ в той мере, в какой эти нормы наделяют должностное лицо уполномоченного органа правом выносить по заявлению гражданина об административном правонарушении решение в иной форме, нежели в виде мотивированного определения, а также наделяют суд полномочием проверить законность такого решения (действия, бездействия уполномоченного органа) в порядке гл. 24 АПК РФ, тогда как оценка законности отказа в возбуждении дела об административном правонарушении должна осуществляться по правилам КоАП РФ и гл. 25 АПК РФ.

 Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Рассмотрев жалобу, КС РФ пришел к выводу, что норма ч. 5 ст. 28.1 КоАП РФ не противоречит Конституции РФ, поскольку по своему смыслу она означает, что в тех случаях, когда по результатам проверки сообщения физического или юридического лица о совершении административного правонарушения (за исключением отдельных видов правонарушений, перечисленных в Кодексе), независимо от того, в каком порядке осуществлялась проверка, уполномоченное должностное придет к выводу об отсутствии оснований для возбуждения дела об административном правонарушении, выносится соответствующее мотивированное определение. Возможность отказа в возбуждении дела в иной форме, в том числе в виде письменного ответа, законодательством не предусмотрена.

Не усмотрел КС РФ и оснований для признания неконституционной нормы ч. 3 ст. 201 АПК РФ, так как она не исключает права физического или юридического лица оспаривать (обжаловать) отказ в возбуждении дела об административном правонарушении, вынесенный уполномоченным должностным лицом по обращению этого физического или юридического лица не в виде определения, в порядке, предусмотренном для оспаривания (обжалования) определения, принятого в надлежащей форме (по правилам гл. 25 АПК РФ, действующим во взаимосвязи с положениями КоАП РФ), и в то же время позволяет оспорить такой отказ в порядке гл. 24 АПК РФ в связи с несоответствием его формы требованию ч. 5 ст. 28.1 КоАП РФ. 

Конституционный Суд РФ также отметил, что при втором из указанных вариантов оспаривания в случае признания судом незаконным отказа уполномоченного должностного лица вынести по итогам рассмотрения обращения заявителя мотивированное определение такое должностное лицо обязано в кратчайший срок вновь рассмотреть обращение и вынести по нему решение в надлежащей форме, с тем чтобы в дальнейшем не была утрачена возможность осуществления производства по делу об административном правонарушении по причине истечения срока давности привлечения к административной ответственности.

Источник

Рубрики
Судебная практика

Практика высших судов в I квартале 2021 года: налоговые вопросы

billiondigital / Depositphotos.com

ФНС России направляет для использования в работе Обзор правовых позиций Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ по налоговым вопросам за I квартал 2021 года (Письмо Федеральной налоговой службы от 6 апреля 2021 г. № БВ – 4 – 7/4549@). Отметим некоторые из них:

  • само по себе необоснованное обращение налогоплательщика в налоговый орган за вычетом по НДФЛ в связи с приобретением жилого помещения не может считаться представляющим достаточную для криминализации общественную опасность, поскольку предоставление вычета должно быть в такой ситуации исключено действиями сотрудников налогового органа, которыми принимается решение – по результатам камеральной налоговой проверки – о действительном размере налоговой обязанности лица за конкретный налоговый период (п. 1 Обзора);
  • как и ранее, в условиях действующего законодательного регулирования исключается возможность применения налоговых вычетов по НДС (полностью или частично) в ситуациях, когда налогоплательщик участвовал в согласованных с иными лицами действиях, направленных на неправомерное уменьшение налоговой обязанности за счет искусственного наращивания стоимости товаров (работ, услуг) без формирования источника вычета (возмещения) налога, или во всяком случае, если ему было известно о действиях иных лиц, уклоняющихся от уплаты НДС в процессе обращения товаров (работ, услуг) (п. 3 Обзора);
  • в случае улучшения налогоплательщиком чужого имущества в виде капитальных вложений, произведенных за свой счет и без соответствующей компенсации, налогоплательщик не лишен права доказывать экономическую обоснованность понесенных расходов в целях учета затрат по налогу на прибыль организаций (п. 5 Обзора);
  • поскольку доход физлица, не зарегистрированного в качестве ИП, получен им в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, что приравнивается к деятельности ИП даже при отсутствии соответствующего статуса, такое лицо не может быть лишено права на учет экономически обоснованных и документально подтвержденных расходов, связанных с извлечением прибыли, а именно профессиональных налоговых вычетов, предусмотренных ст. 221 Налогового кодекса. Кроме того, суммы возмещения по оплате коммунальных платежей, полученные от арендатора, не могут являться доходом арендодателя, поскольку компенсируют расходы по содержанию и использованию нежилых помещений, сданных в аренду (п. 7 Обзора).

Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Источник