Рубрики
Судебная практика

ВС РФ признал законным разделение медуслуги по акушерству и гинекологии на три самостоятельных вида для целей лицензирования

 
© N.Forenza / Фотобанк Фотодженика

ВС РФ вновь отказал своему «постоянному клиенту» – орловской клинике, которая безуспешно пытается получить лицензию по гинекологии и акушерству (искусственному прерыванию беременности) (Решение Верховного Суда РФ от 19 июля 2022 г. № АКПИ22-342).

В 2020 году клиника дошла до Верховного Суда, оспаривая отказ регионального ОУЗ в выдаче указанной лицензии на оказание первичной специализированной медико-санитарной помощи в амбулаторных условиях: лицензию не выдали, потому что у клиники не было ни малой операционной, ни дневного стационара, ни врача-анестезиолога-реаниматолога. Клиника настаивала на том, что для проведения медикаментозных абортов ни дневной стационар, ни ставка анестезиолога не нужны – во всяком случае, КР по медикаментозному прерыванию беременности этого не требуют. Но суды не поддержали клинику, а ВС РФ отказал ей в пересмотре дела, потому что искусственное прерывание беременности не подразделяется на подвиды в зависимости от метода аборта, а выдача лицензии на часть заявленных видов работ (услуг) невозможна (мы подробно рассказывали об этом деле в октябре 2020 года).

В 2021 году клиника вновь дошла до ВС РФ, оспаривая новый отказ в выдаче той же лицензии по тому же виду медпомощи. Аргументы клиники тоже не изменились, а вот суды расширили перечень контрдоводов:

  • процесс искусственного прерывания беременности медикаментозным способом и соответствующая услуга не единовременны, а носят длительный характер и включают в себя такой этап, когда требуется наблюдение за состоянием пациентки – «динамическое наблюдение», а также этап устранения некоторых осложнений. Порядок оказания медпомощи при искусственном прерывании беременности от 2012 года требует наблюдать за пациенткой не менее 2 часов после приема медикамента, а КР вовсе требуют проводить контрольные визиты, в ходе которых пациентке может потребоваться вакуум-аспирация, а вот её-то как раз и нужно делать в малой операционной в дневном стационаре, причем именно в том месте (по мнению судов), где пациентке ранее дали медикамент (мы подробно рассказывали об этом деле в июле 2021 года).

С 2021 года введен новый Порядок оказания медпомощи по профилю «акушерство и гинекология», согласно которому медпомощь при искусственном прерывании беременности оказывается, в том числе, в амбулаторных условиях, медикаментозный аборт на сроке до 12 недель проводится врачом-акушером-гинекологом в амбулаторных условиях или в условиях дневного стационара с обязательным наблюдением женщины не менее 1,5 – 2 часов после приема лекарственных препаратов., прерывание беременности на более поздних сроках – только в стационаре.

Клиника вновь обратилась за получением вожделенной лицензии, но вновь безуспешно (см. решение АС Орловской области от 14 июля 2022 г. по делу № А48-9558/2021 и более раннее постановление АС Центрального округа от 1 июня 2022 г. № Ф10-1718/22).

Следующим шагом стало оспаривание перечня работ (услуг), составляющих меддеятельность, являющегося приложением к Положению о лицензировании меддеятельности (утв. постановлением Правительства РФ от 1 июня 2021 г. № 852).

Клиника требовала признать данный Перечень частично недействующим в части слов «акушерству и гинекологии (искусственному прерыванию беременности)», потому что:

  • разделение вида работ (услуг) «акушерство и гинекология» на три самостоятельных вида (просто гинекология и акушерство, гинекология-ВРТ и гинекология-аборты) является коррупциогенным,
  • такое разделение не соответствует ч. 2 ст. 1 Закона № 172-ФЗ об антикоррупционной экспертизе НПА, подп. «а», «в» п. 3 методики проведения антикоррупционной экспертизы НПА, утв. постановлением Правительства РФ от 26 февраля 2010 г. № 96;
  • спорное разделение, вопреки мнению об улучшении правового регулирования процесса оказания медицинских услуг и процесса лицензирования этих работ, привело к злоупотреблению своими полномочиями лицензирующих органов, чиновников, осуществляющих лицензирование медицинской деятельности.

Однако ВС РФ отказал в удовлетворении административного иска:

  • процедура принятия и опубликования спорного акта не нарушена, он принят в рамках полномочий правительства РФ;
  • антикоррупционная экспертиза проекта спорного акта была проведена Минюстом, и он никаких коррупциогенных факторов не усмотрел;
  • никаким актам более высокой юридической силы Перечень не противоречит, и вообще носит общий характер и не может расцениваться как нарушающий права административного истца в упоминаемом им аспекте;
  • как следует из объяснений представителя ответчика, работа (услуга) по акушерству и гинекологии (искусственному прерыванию беременности) имеет самостоятельное законченное значение применительно к лицензированию медицинской деятельности. Выделение работы (услуги) по акушерству и гинекологии (искусственному прерыванию беременности) направлено на снижение риска развития осложнений и предотвращение возможности причинения вреда жизни и здоровью женщин после выполнения указанной работы (услуги);
  • следовательно, включение в спорный Перечень отдельных работ (услуг) по акушерству и гинекологии (искусственному прерыванию беременности) соответствует действующему законодательству в сфере охраны здоровья и лицензирования отдельных видов деятельности.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *